Июнь 8 2014, 13:01

Мертвый мост

мост

Брянск — город мостов. В большей степени, чем даже Питер. Не по количеству, а по их значимости для жизни города.

В Питере обилие разномастных перекидных конструкций — скорее архитектурный шарм. Разведи один — все спокойно поедут по соседнему. А попробуй «выключить» любой мост Брянска, и добрая четверть города впадает в кому. Потому что в Брянске нет понятия «в объезд». Брянск — город параллельных, совершенно непересекающихся линий, каждая из которых рано или поздно упирается в реку или овраг. Так что мы живем, пока целы и невредимы мосты.

***

— Я, кажется, понимаю, почему в этом городе все совершается так медленно и по-дурацки, — заявил однажды знакомый студент, прибывший на каникулы из столицы, где все нынче просто помешаны на древнем китайском учении фэн-шуй. — Когда один китайский император приказал застроить свой дворец множеством хитроумных лабиринтов и комнаток, мастера объяснили ему: чем больше в твоем хозяйстве предметов, которые ты не используешь по назначению, тем беднее будет твоя жизнь. Потому что огромную долю своих доходов и сил ты будешь тратить на поддержание того, что все равно не принесет пользы… Все время своего монолога студент кидал камушки с широченного — четыре полосы — брянского моста в траву, которая сверху казалась гладким зеленым паласом. Как потом выяснилось, высота здешних опор — больше 30 метров.

Эта высоченная и широченная конструкция стоит в центре Брянска и официально называется «Мост через овраг Верхний Судок». А вообще его зовут Мертвым. Потому что по нему никто, не ездит. Потому что один его конец упирается в огороды, а другой — в гаражи. Так что он безнадежно мертв. Хотя ответственные лица и говорят, что расконсервируют и достроят, «если Родина прикажет». Но сами тут же добавляют, что прикажет вряд ли. Потому что в нем и необходимости-то нет…

162828_original
Необходимости неотложной точно нет, а вот затеи жалко. Затея по генеральному плану застройки Брянска была — супер! Прямая трасса должна была пройти от проспекта Станке Димитрова через Нижний Судок, где для этого построили другой мост (впоследствии названный в народе «Мостом самоубийц»), выходить на этот — Мертвый — мост и прямиком мимо гостиницы «Турист» — вниз к Десне, к Ирмашу. Но только это был старый генплан, 60-х годов. Когда дело дошло до осуществления, в стране началась перестройка и т. д. Что успели соорудить до 1987 года, то и осталось…

Теперь на Мертвом мосту выгуливают собак. Совершают променады и играют вечерами на гитарах. Катаются на роликах и великах. Пишут посредством баллончика всякую чушь и причудливо загибают торчащие кое-где арматурины. А предприятие «Брянскмост» проводит профилактические работы, регулярно отчитывается о состоянии объекта. Потому что это такой же мост, как другие, и на его содержание отводится определенная сумма из бюджета. Сколько именно — официальные лица почему-то держат в секрете…

***

Впрочем, с появлением этого моста жизнь на улице Малыгина изменилась. Эта улица ведет от оврага к гостинице «Турист». Ее четной стороны давно не должно быть на земле. На месте бараков и ветхих домишек вот уже пятнадцать лет как должна была шуметь ровненькая автострада.
Но снесли тогда только первые три дома, — с горечью вспоминают местные старожилы. — А ведь всем обещали квартиры в городе! И кого снесли, тому правда дали. Они были рады-радешеньки. И остальные уже сидели на чемоданах. Но тут сказали, что денег больше нет…

Местный человек Михаил Иванович необычайно гордится мостом. А вся округа гордится Михаилом Ивановичем. Он носит портфель и очки, и к нему всегда отправляют захожих журналистов.

Михаил Иванович действительно знает всё:

— Проект генеральной застройки Брянска разрабатывался в 1961 году по согласованию с Министерством обороны. По нему мост имел стратегическое значение. Имелась в виду дорога на Орел и Гомель. Из- за коротких прогонов по мосту легко мог пройти 50-тонный танк. Еще по генплану хотели, чтобы с другой стороны дорога шла к школе милиции. Там собирались построить площадь Дзержинского с кольцевой развязкой. Но так и не построили…

Здешние люди слыхали, что строительство этого моста обошлось в 3 миллиона рублей. В ценах 1987 года это стоимость трех-четырех пятиэтажек.
И честно говоря, они его сразу невзлюбили. Потому что, сколько они себя помнят, на улице Малыгина не было асфальта. Пока не занялся этим вопросом легендарный улич- ком дядя Яша, который теперь уже умер, а тогда был очень пробивным. Он-то и добился, чтоб улицу начали асфальтировать. Да что улицу — всю Макаронку стали асфальтировать благодаря дяде Яше. В 85-м году примерно. А как только асфальт положили, стали строить мост. И пошли по новому асфальту КамАЗы с песком и щебенкой. Ну и разбуровили всю дорогу.

А когда мост построили, началась новая беда — движение по этому мосту. За полгода на улице Малыгина сбило бортами грузовиков четверых — двух женщин и двоих мужчин. У Михаила Ивановича тесть погиб — уворачивался от грузовика, оступился и упал затылком на кирпич. Тогда местные жители стали писать в инстанции, что надо закрыть движение. Перед мостом со стороны «Туриста» насыпали гору из песка. Но автомобили все равно проскакивали. Тогда мост перегородили старыми железными понтонами. Тут уж движение прекратилось. Правда, был случай, когда пьяный мужик на КамАЗе разогнался и протаранил понтоны. Машину покорежил, но проехал…

Так и стоит в городе мост, который никому не нужен и не мил. Красивый и безнадежно мертвый мост.
Юлия МЕРЗЛИКИНА, Александр КОНДРАТОВ, «Брянское время», 2003 год, № 33
По материалу блога Медвежий угол в Брянском лесу

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: