Октябрь 19 2015, 10:57

Брянский Художественный музей планируют выселить и оптимизировать: слишком «добрая сказка» от наших читателей

muz

«Брянская улица» никогда не потчевала читателей сказками. Тут случай исключительный: письмо в редакцию про музейную оптимизацию. Сказка не говорит об этом прямо, но мы в курсе: Художественный музей хотят объединить с Краеведческим, туда перевести все фонды, а здание на Емлютина освободить. Так же, как и «не совместимое с жизнью» здание брянского Театра Кукол на Пушкина, 12.

Напомним, с 1 сентября Брянский регион утратил два театра. По районам области работники образования и родители – кто тихо, кто путём восстаний – бьются против оптимизации школ. СМИ проинформировали о грядущем объединении всех вузов Брянщины в одно юрлицо.

Напомним также наши музейные потери прошлых лет: музей «Брянский лес» как-то «нечаянно» сгорел, Литературный музей утрачен и продан, Планетарий — бомж.

Заложенный ранее тренд оптимизации, или попросту говоря, уничтожения образования и культуры идёт на Брянщине семимильной поступью. И на ремарку власти: «Так по всей России!» хотим ответить. А не пытались интересоваться исключениями в России, когда удавалось сберечь и сохранить, а не развалить, уничтожить, продать?

Сказка об одном Брянском музее

Давным-давно, аж в прошлом столетии, в губернском городе Б. какие-то странные люди (чудаки, в общем), думали-думали, да и решили создать музей. В городе Б. тогда уже был музей. Большой, исторический… Но зачем-то им понадобился еще один, — чтобы там картины, скульптуры и рисунки всякие держать, и народу за плату малую показывать. Как будто эти картины нельзя было со всяким хламом историческим вместе хранить. Что и говорить, странные люди жили в городе Б. в прошлом веке: чудили здорово. Теперь-то, в наши времена, и ежу понятно, что музеи, театры, филармонии и оркестры разные губернскому городу Б. не нужны. Не говоря уж о планетариях – слово-то какое, с трудом и выговоришь. Один убыток от них и никакого профита нету!

м3

Что всего более обитателям города Б. надобно, так это центры торговые, салоны красоты, кафе, рестораны всякие. Ну, еще фитнес-клубы, конечно, и бюро путешествий тоже. Потому как этого добра сколько ни есть – а все мало будет. Народ ведь там день и ночь толчётся, с работы прямиком туда бежит, свои кровные неустанно и самозабвенно тратит. А посему ни копейки, инвестированной рачительным хозяином, даром не пропадает, все сторицей окупается. Это вам не музеи с театрами всякие, от которых сплошь убытки одни. Да к тому же образованность порождает свободомыслие, что в историческом моменте, а и вообще в парадигме отечественной – вообще ни к чему.

Да, а музей тот странный, про который в сказке речь пойдет, всё-ж-таки создан был, жил себе, поживал, добра всякого антикварного наживал. Детей и взрослых учил доброму и прекрасному. Учил Родину свою любить – большую и малую, видеть искру Божью в рукотворной красоте и восхищаться гением человеческим. В общем, ничего серьезного, баловство одно.

Так он и жил, без малого 50 годов. Пока одним хмурым сентябрьским утром 2015 года совершенно неожиданно не посетил тот музей муж сановный ранга высокого, аж сам заместитель губернатора, губернским народонаселением на правление только что избранного.

Челядь музейная, увидав того мужа, возрадовалась, подумав: «Вот оно, солнце новой жизни! Вот теперь, наконец, все у нас наладится! Поможет нам власть новая и ремонт сделать, и освещение купить правильное, какое музеям иметь полагается, и оборудование современное в залы и хранилища. Чтоб экспонатам нашим жилось хорошо, и чтоб люди захожие радовались, на красоту такую любуясь». Размечтались, в общем, глупые!

А мужу сановному в музее том не понравилось. И темно ему там, и уныло, и на душе нерадостно-муторно, как прикинул умом государственным, сколь бездарно бюджетные деньги тратятся! В залах музейных народ не толкается, в кассу очередь не стоит, не галдит никто, сидят на стульях бабки какие-то, на стенах тоже мазня всякая, невесёлая, понавешана. Глянуть, одним словом, не на что, серждцу возрадоваться не от чего.

И столько народу деньги бюджетные зазря получает, просто на стульях сидючи! Да и свет, опять же, горит попусту, за него из казны губернской деньги платятся. А тут еще купцы какие-то залетные взяли в аренду музейный пандус разваленный. Это тот, что последние двадцать лет ежедневно грозился похоронить под своими руинами горожан, за картохой на рынок уныло бредущих. Служители музейные много бумаги казенной да времени извели на письма слезные, тщась до властей донести ту угрозу ужасную, что от пандуса исходила всем.

Но купцы те руины порушили, извели их рукою не дрогнувшей, и на месте том палаты торговые, современные, поставили. Возроптали тогда власти города: мол, негоже ряды торговые у музейных стен устраивать! А музей, как ни странно, от соседства купцов только выиграл: был снесен окаянный пандус-убийца, и не стало угрозы жителям; стояли раньше у входа музейного торговцы трусами вольные, православный люд приводили в смущение – тут не стало их в одночасье; били окна музейные басурманы и тати ночные, что ни день — приходилось дыры фанерой заделывать… нынче-то окна музейные надежно защищены, тепло в залах стало, и сквозняков в них нет. Спасибо, в общем, купцам заезжим! Как могли — разрешили печали музейные.

м1

Но найдутся и те, кто скажет здесь – темно у них там, как в подполе! Так ведь есть на то хитроумные электрические системы музейные, для подсветки картин и скульптур умельцами нарочно придуманные. И такую систему слуги музейные не раз у властей выпрашивали. Не для выгоды личной, конечно, но для людей и сокровищ музейных, которые сохранить для потомков надеялись.

В общем, Муж вельможный музейных служителей слушать не стал, потому как дорого время сановников, и негоже его на пустяки расходовать. Покинув музей с челом нахмуренным, воротился он в палаты государевы и призвал к себе двух чиновных дам, за работу музея ответственных. Обе дамы – талантов недюжинных, многократно себя славой нетленной покрывшие в построении планов мудреных и хитроумных и в гениальных бюджетных оптимизациях.

Наказал он тем дамам настрого прекратить немедля безобразие, в музее творимое, положить конец расточительству! Ликвидировать музей в одночасье, ибо нечего попусту казну губернскую расходовать! Есть ведь уже в городе Б. один музей горемычный. Вот и достаточно! Это тот музей, что дамы чиновные, хитроумные и коварные, много лет уж извести стараются. Повелел им сановный муж два музея в один собрать, пусть живут теперь вместе, как им можется. А до кучи к ним — Планетарий еще. Потому как, мозгами раскинув и припомнив уловки купеческие, порешили они, что три в одном завсегда намного практичнее.

Кто-то скажет: так в чем же выгода от решенья такого мудреного? Ну а выгода здесь очевидная: тот музей, что набит картинками, ведь в большой музей легко вливается! И помещение его чудесным образом высвобождается! Помещеньице-то так близехонько прямо к рынку расположено, — как самой судьбой словно создано для очередного центра торгового … или ресторана питания быстрого… иль магазина опять же, с обносками европейскими, ну или еще чего-нибудь, очень городу полезного.

А откуда же третий? — спросит читатель внимательный. Третий вовсе – чудо заморское — Планетарий неведомый, много лет уж по городу бомжующий. Все равно ведь бездомным числится. Место старое, где он раньше жил, — ДК имени Космонавта Гагарина, — ныне в руины тихонько превращается. Ждет оно, горемычное, когда ж его ночным клубом, наконец, сделают! Согласитесь, ведь смысл особо не изменится: в Планетарии ночь, и в ночном клубе — ночь. В Планетарии звезды, и в ночном клубе тож. Только в первом – звезды далекие, холодные, никакого от них удовольствия… А вот в клубе ночном – звезды веселые, зажигают так, что нет места тоске и унынию! Сразу ж ясно любому, где лучше-то! И звезду не купить в Планетарии, никакой нет поэтому выгоды!
Скажет всяк горожанин сознательный: так не надобно нам планетариев, и музеев ваших докучливых, и театров тоже с оркестрами! Проживем и без них замечательно. Были б только центры торговые!

м

А и правда, если задуматься… Ведь живет как-то наш город Б. без Музея Литературного. Но зато теперь есть у города паб ирландский в доме по Фокина! Погорел уж давно синим пламенем и музей имени Леса Брянского – так туда, видать, ему и дороженька! Ну не хочет народ байки слушать музейные, про волков, там, и про всякую дребедень!

А недавно совсем и Театр еще, тот что с куклами, — так удачно оптимизировался! И заметьте – все живы-здоровеньки. Горожанам-придумщикам любопытно уже, какого рода доходное заведение откроется в его здании?

Вот вы скажете – а что же дети-то малые, не посмотрят они планетариев, ни театров даже кукольных… Знайте, милые — ерунда это! Бредни сказочников и словоблудие! Это ведь пока только присказка… Сказка будет вам, впереди еще…

Гляньте только, сколько полезных и чрезвычайно удачно расположенных площадей освобождается от дармоедов и расточителей «от культуры». Посудите сами, ну кому нужны какие-то картины, когда у каждого — фотоаппарат. Хочешь – фрукты заморские сфоткай, хочешь – бабу с пышными формами. Ну а если фотик нормальный, то и звездное небо тоже нафоткать можно. Вместо планетария. Надо вдруг душе эстетики – в бутик сходи иль в торговый центр. Если хочется удовольствия – это в спа-салон можно, например.

Восторженно рукоплещет электоральное поголовье губернского города Б., благодарит новые власти за то, что в отличие от прежних, воровать не планируют, а просто и честно оптимизируют, возвещая о мерах успешных антикризисных, выметая из города хлам ненужный, сберегая казну губернскую.

Снимают шляпы все в восхищении перед дамами чиновными из Культурного Департамента губернского, в оптимизациях и реорганизациях весьма искушенными! Как умело и эффективно искореняют они всё лишнее, недоходное и затратное во вверенной им культурной отрасли!

А посему, служителям музеев и прочих не нужных городу Б. «недоразумений» остается только искать себе работу новую, молиться о горемычной судьбе брянского культурного наследия.

Кот Баюн из Брянского Леса

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  • Кукушко

    Музейные фонды сохранятся, переедут в Краеведческий, а вот начальников станет поменьше. Ничего страшного!

    • Лидия

      Оно, конечно, может и не страшно. С точки зрения обывателя. Только вот у краеведов у самих проблем выше головы. В том числе и со свободными площадями, приспособленными для хранения предметов, являющихся культурными ценностями. Существует много профессиональных нюансов, не только искусствоведческих и хранительских, но и юридических. Для хранения картин просто склад не подойдет, к сожалению. Поэтому, как и в каком состоянии фонды сохранятся — это большой вопрос. Прибавьте ко всему отсутствие в регионе реставраторов. И отсутствие средств на проведение реставрации в Москве или Питере, где эти реставраторы есть. Но все эти проблемы, к счастью, скрыты от глаз наших посетителей. Если музейные фонды переедут в краеведческий — вряд ли они будут широко экспонироваться. Понятно, тем, кто не имеет привычки ходить в музей, от этого не жарко и не холодно… А вот про «поменьше начальников», это точно не в музей… тут начальники наравне с подчиненными и полы моют, и выставки делают, и экскурсии водят. Поищите начальников в другом месте 🙂

    • Соболявый Толочко

      Только в Караедческом музее администрацией пахнет, от порога…

      • Лидия

        это одна из множества причин, почему нам не нравится идея «слияния» с ними…

  • Знаток

    Вполне ожидаемое мероприятие. Свое отношение к культуре наши, так называемые, власти, в полной мере продемонстрировали на юбилее А.П. Ткачева. Ни одного первого лица. Да и зачем? Подумаешь, Метрополитен в ножки нашим Мастерам кланяется, чихать нашим местным князькам на Академиков и Народных Художников. Да и кто из местных чинуш когда-нибудь не для показухи дорожил ВЕТЕРАНАМИ Великой Отечественной войны и даже в год 70-летия Победы? Вы скажете, были мол, так сказать, представители. Ну да, замы замов, да сильно стеснительный начальник департамента местной культуры, эдакая скромница, не произнесшая там ни одного слова. Там- то не покомандуешь, ножкой не топнешь, глазками не сверкнешь. Там других, УВАЖАЕМЫХ людей чествовали. Ах да, был там еще всё тот же Коробко. Так целовался, так целовался с Алексеем Петровичем Ткачевым, просто обслюнявил всего. В свете последних событий это очень напомнило один исторический поцелуй 2000-летней давности… К вопросу о сокращении начальников и переносе фондов. Так рассуждать может или полный профан, или казачок засланный. Краеведческий музей стоит на городском каналазационном коллекторе, амбре от которого практически постоянно витает в музее. Фонды не приспособлены для хранения не только картин и икон из Художественного музея, но и собственных экспонатов -влажность, грибок, отсутствие вентиляции и т.д., изначальный дефект этого уродливого здания. Об экспонировании вообще можно забыть, если только в крохотной витринке на первом этаже. По одному экспонату по очереди… Поэтому перенос фондов Худ. музея в краеведческий -это прямое злонамеренное и запланированное их уничтожение. А потом так удобно будет под этим предлогом хапнуть и здание краеведческого музея! А вот если объединять -так лучше, ну, например, дятьковскую и фокинскую администрации, эти дивные кузницы «выдающихся» «культурных» деятелей. Какая выгода государству! Миллионы на одних зарплатах! Да и начальников поменьше станет. Время мелких лавочников закончилось, и корчевание скверов в центре города -это были детские игры. И пилить город теперь будут по-крупному. С почином…

    • Мария Преображенская

      Подписываюсь под каждым словом! Всё точно, прямо в яблочко! Только вот, Господин Знаток, представляется необходимым дать некоторые комментарии насчет Метрополитен… как-бы тут не подумали, что братьям Ткачёвым, академикам и народным художникам, а также почетным гражданам нашего, столь недостойного таких граждан города, все в в Московском метро кланяются… Это как про «Дворец дождей», что в Венеции расположен, согласно последним данным одной из брянских радиостанций, или мебель в стиле «вампир».

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: