Февраль 1 2016, 21:37

Как лишиться квартиры: расшифровка переговоров Натальи Завьяловой и брянских ломбардиров-риэлторов

cms

1 февраля Фокинский районный суд отказал брянской жертве чёрных риэлторов-ломбардиров Наталье Завьяловой в ходатайстве о приостановке судебного решения. Уже завтра, 2 февраля, Наталья Геннадьевна может оказаться на улице. Тем временем правоохранительные органы никак не установят: был ли в действиях кредиторов Завьяловой состав преступления? У«Брянской улицы» появилась возможность познакомить читателей с одним из документов — расшифровкой одного из разговоров Завьяловой и ломбардиров-риэлторов. Ход переговоров чётко даёт понять всю схему действий объегоривания доверчивых граждан в трудной жизненной ситуации.

Сейчас ООО «Торговый дом «Ваш ломбард» переходит в наступление: в арбитражном суде – их иски к ООО «В Контакте», редакции сайта «Брянск TODAY» и телеканалу «ТВЦ» — «о защите деловой репутации».

А мы снова возвращаемся к судьбе Натальи Завьяловой — женщины, которая в результате сомнительных действий сотрудников ООО «Ваш Ломбард» лишилась жилья.

В двух словах напомним суть. Завьялова утверждает, что в 2010 году обратилась в ломбард за кредитом. Там не имели права выдавать ссуды под залог недвижимости – но предложили фиктивно оформить продажу квартиры частному лицу. При этом заломили «людоедский» процент: каждый месяц Завьялова обязана была выплачивать десятую часть взятого займа – помимо основной суммы в 600 тысяч. Наталья Геннадьевна выплатила 420 тысяч рублей, после чего ее финансовые возможности иссякли. Заемщики стали принимать решительные меры. В результате которых в ноябре 2015 Завьялову выселили.

По версии сотрудников «Ломбарда» Евгения Митасова и Александра Федотова, никакого займа и залога не было. Завьялова реально продала квартиру – всего за 800 тысяч (такая сумма фигурировала в расписке, данной Митасову). А потом, вероятно, решила «кинуть» наивных покупателей. Покрывает же её едва ли не пресловутая «пятая колонна».

— Вот из за таких горе-журналистов «Россия – агрессор, оттяпала Крым у бедной Украины и пытается в Сирии навязать свою волю, – пишет об изданиях, освещавших эту историю, персонаж, похожий на одного из сотрудников ломбарда или участников сделки.

В ходе многочисленных проверок полиция отчего-то упорно склоняется ко второй версии. Вот, например, очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, датированное 3 декабря 2015 года.

Как лишиться квартиры: расшифровка переговоров Натальи Завьяловой и брянских ломбардиров-риэлторов

«… установлено, что ООО «ТД Ваш Ломбард» зарегистрировано в качестве юридического лица в установленном законом порядке. Деятельности, для осуществления которой необходима лицензия и (или) специальное разрешение не ведет».

Поясним: официально ломбард ссуд под залог недвижимого имущества не выдает.

Читаем далее:

«Принимая во внимание вышеуказанное, а также то, что в материале проверки отсутствуют достаточные данные, указывающие на наличие в действиях Федотова А.В. и Митасова Е. Л. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, а усматривается гражданско-правовые отношения… в возбуждении уголовного дела отказать, за отсутствием признаков преступления, предусмотренных ст. 171.УК РФ».

Поясним: статья 171 уголовного кодекса — «Незаконное предпринимательство». 1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере».

Никаких признаков ее сотрудники полиции — конкретно ОЭБ и ПК УМВД России по Фокинскому району во главе с майором М. Новиковым (он подписал очередной отказ) не увидели. Между тем, в их распоряжении была аудиозапись разговора Завьяловой с двумя заимодавцами. Мы упоминали об этой записи в предыдущих материалах. Теперь же стоит данный документ более подробно процитировать.

Итак, разговаривают трое. Два мужских голоса – М1 и М2 – предположительно, Евгений Митасов и Александр Федотов. Последний, кстати, утверждал, что направил Наталью Геннадьевну к Митасову – и больше в глаза ее не видел. Женский голос принадлежит Наталье Завьяловой. Время разговора – примерно апрель 2011. До декабря 2010 Завьялова, по её словам, вносила проценты — 60 тысяч рублей в месяц, в январе смогла отдать лишь 20 тысяч. Затем платежи прекратились.

Ж1: — Ребят, ну пока вот, конечно, денег нет. Деньги ищу.

М1: — Вот скажите, э, вот один вопрос не понятен. Вы, когда брали эти деньги, шестьсот тысяч, вы как их думаете отдавать? Почему вы там… какие-то цены, сколько вы там отдали, не отдали. При чем тут это? Вы взяли шестьсот тысяч рублей. Вы должны вернуть.

Ж1: — Ну, я ж не отказываюсь, я ж не говорю, что я вот не верну. Что я их просто себе взяла.

Далее собеседники – мужчины сетуют на то, что Завьялова обращается в «юридические отделы». Вновь призывают ее к возврату долга. Та ссылается на денежные трудности.

Ж1: — …Деньги за долги не отдают. Сестра пытается оформить кредит в Москве. Вот не могу никак забрать долг у, у подруги тоже.

М1: — Ну как бы, вы знаете… Ваши проблемы.

Как лишиться квартиры: расшифровка переговоров Натальи Завьяловой и брянских ломбардиров-риэлторов

Завьялова опять начинает обещать:

Ж1: — Ну что, я тоже говорю. что деньги возвращать. Я, я говорю, я буду возвращать деньги. Я ж не говорю, что я не буду…

Далее – опять упоминание конкретных сумм:

Ж1: — У вас капают каждый день по две тысячи, ну…

М2: — Ну, а вы за месяц сколько отдавали?

Ж1: — Шестьдесят тысяч.

М2: — Ну, сколько это каждый день?

Ж1: — Семь месяцев я вам платила регулярно. Как положено.

М2: — Вы платили, вы платили проценты.

Ж1: — Ну, я вот эти вот я проценты, которые вот на эту сумму, которую я выплатила, допустим, если сейчас я нахожу там какую-то сумму, и посчитаем, что это как вот основной долг, а проценты буду как-то по частям я вам возвращать. Так это можно как-то оформить?

Кредиторы категорически не согласны.

М1: — Что значит, как-это по частям? Как это частями растянуть ещё на год… Нельзя. … Мы вам давали … всю сумму? Вы получили в полном объеме?

Ж1: — В полном.

М1: — Мы же вам не сказали: давайте… сейчас дадим сто тысяч, а вы потом пятьсот, ну чуть попозже, получите их. … Вас бы это не устроило? Почему нас это должно устраивать? Почему вы так себя ведете?

Ж1: — Нет. Я ж… Я просто вас спрашиваю: так можно как-то решить вопрос, таким путем?

М1: — Можно. Можно. Если вы сейчас отдадите долг, шестьсот тысяч… И скажете вот: в течении месяца, ребят, я вам отдаю оставшееся, то, что я должна.

М2: — А на сегодняшний день вы нам должны, ээ, сто шестьдесят тысяч процентов.

М1: — Легко так вы можете решить, конечно. Пусть не капает вам никакой процент… Отдайте ваш долг и скажите, вот: ребят, там, то что должна вам, я вам отдам строго в течении месяца. … Нам не надо, потому что чужое, отдайте, то что вы должны…

Далее заимодавцы начинают сетовать на непорядочность Завьяловой:

М1 — … Приезжают люди, говорят: да как так? Вот что такое?

Как лишиться квартиры: расшифровка переговоров Натальи Завьяловой и брянских ломбардиров-риэлторов

Завьялова робко пытается возражать:

Ж1: — Ребят, ну я ж у вас брала деньги не как у частного лица, а как у организации? Мы с вами никакого…

М2: — Секундочку, никакого…

Ж1: — Бумаги вы со мной…

М2: — Мы так. Сразу изначально был разговор, что ничего не будет?

Ж1: — Нет. Мы с вами не говорили, что ничего не будет.

М2: — Ну как не говорили-то? Ну как не говорили? Вам сразу сказали, что мы ничего не оформляем.

Ж1: — Вы еще предложили выписаться из квартиры…

М1: Нет, подождите.

Ж1: — Было такое?

М1: — Было конечно.

М2: — Так вы и сейчас, если не будете платить, вы из неё и выпишетесь. Только через суд.

Кредиторы выясняют – есть ли у Завьяловой претензии.

М1: — Были какие-то моменты, когда вы сказали: какие-то непорядочные, наверное, ребята?

Ж1: — Нет, просто мне не нравится, что я плачу деньги, а вы мне никакой ни расписки не даете о том, что вы получили…

Как лишиться квартиры: расшифровка переговоров Натальи Завьяловой и брянских ломбардиров-риэлторов

Заемщик возмущен недоверием:

М1: — Да вам кто-то сказал за чужое, я не пойму? К вам он приехал, сказал, что вы нам должны больше, или я к вам приехал, сказал, что выезжайте отсюда немедленно? Никогда такого не было. Вы каждый месяц отдавали, к вам не было никаких претензий, никаких вопросов.

Ж1: — … Ну, сейчас такая ситуация у меня сложилась…

М2: — Не, ну ситуация… Вы вспомните тот день, когда мы переоформляли. Я вам говорил: если вы не будете процент платить, то вы лишитесь квартиры.

Чтобы расплатиться, Завьялова готова свое жилье продать. Собеседники заинтересовались этим вариантом.

Ж1: — … Продажа не идет.

М2: — Значит, выставляйте дешевле ее.

Ж1: — Ну, а дешевле как? По той цене, что я вам должна?

М2: — Сколько сейчас стоит? … У вас объявление есть сейчас?

Ж1: — Миллион триста я сейчас выставляю. … С торгом.

М1: — Были конкретные предложения?

Ж1: — Не было.

М1: — Давайте в агентство, агентство недвижимости, пусть они нам ищут человека…

Обратим внимание. На момент разговора Евгений Митасов уже считался официальным собственником квартиры. Если он был добросовестным покупателем – почему ведется речь о какой-то новой продаже? Кстати, Завьялова утверждает, что, когда они с Митасовым пришли в редакцию «Моей рекламы», чтобы дать объявление, там Евгения встретили, как старого знакомого: «А, Женя, опять пришел?».

Вернемся к записи. Последовали опять подсчеты сумм долга, воспоминания о былых, исправных платежах. Настоятельный совет:

М2: — Вот положите семьсот шестьдесят тысяч сегодня на стол, и сегодня же, в комитете, переоформим на вас назад квартиру.

Беседуют о сроках, о возможности погасить задолженность. Через пару минут общение завершается.

К какому выводу придёт человек, прослушавший запись данного разговора или прочитавший ее распечатку? Наверняка он решит: во-первых, речь идет о займе под залог квартиры. Во-вторых, читатель или слушатель наверняка убедится, что  в данном деле есть нечто незаконное, и заем прикрыт фиктивной сделкой купли-продажи. Однако почему-то сотрудники отделения № 4 ОЭБ и ПК УМВД России по городу Брянску во главе с майором М. Новиковым не стали или не смогли использовать данный документ как верное средство для защиты интересов Натальи Завьяловой.

У персонажей данной истории не стоит долго искать «признаков состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ». Как говорил Глеб Жеглов, эта статья у них на лбу написана. А может, полицейские по каким-то причинам не желают замечать данную надпись? Но такой вопрос – уже к службе собственной безопасности Брянского УМВД или к прокуратуре.

Дмитрий КУСТАРЁВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: