Апрель 3 2016, 23:07

Олеся Сивакова превращается в жертву правосудия

IMG_7661

История ДТП на Московском проспекте, унёсшего две человеческие жизни, приобрела новый поворот после резонансного решения областного суда выпустить из СИЗО осуждённую Олесю Сивакову. Ещё более резонансным стала новость о пресс-конференции, на которую приглашались участники трагедии. 3 апреля с журналистами и общественностью в итоге пообщались Сивакова, родственники погибших в ДТП и два адвоката. О том, что из этого вышло, читайте в материале «Брянской улицы».

Пресс-конференцию инициировало интернет-издание «Росдержава». Журналисты, освещавшие судебный процесс, подчеркнули, что им очень важна объективность. Поэтому они хотят узнать всё о трагедии непосредственно от её участников и выложить это на суд общественности.

Напомним, в июне 2014 года на Московском проспекте произошла страшная авария: автомобиль Infiniti влетел в остановку с людьми, два стоявшие там человека погибли, ещё двое получили травмы.

PfQ6vU0--Og

В роковой иномарке находились хозяйка брянского салона красоты Олеся Сивакова и её бой-фрэнд Сергей Дзюбо. Первоначально сообщалось, что машиной управлял мужчина. Однако в декабре 2014-го он изменил свои показания, и его подруга Сивакова была арестована.

В ноябре 2015 года Фокинский районный суд признал её виновной и осудил на шесть лет колонии-поселения. С приговором суда не согласились ни осуждённая, ни её адвокаты, ни потерпевшая сторона.

Несогласные подали апелляции в суд высшей инстанции. Неожиданно для многих жалоба была удовлетворена, дело направлено на повторное рассмотрение, Олеся Сивакова выпущена из СИЗО под подписку о невыезде.

Аргументы адвокатов

Адвокат Сиваковой Иван Онищенко на пресс-конференции доказывал, что за рулём в момент аварии находился её бывший гражданский муж Сергей Дзюбо. В пользу его аргументов, в частности, говорят следы крови и микрочастицы одежды Дзюбо, оставшиеся на руле автомобиля и над водительским сиденьем. Это, по его словам, подтвердилось в результате исследования.

Также адвокат обращал внимание на временные несоответствия в показаниях Дзюбо. На суде тот утверждал, что по пути к месту трагедии заезжал в свою квартиру в районе Телецентра, а когда снова сел в машину — уступил водительское место Сиваковой. Защитник осуждённой убеждён: в таком случае Infiniti просто не успела бы доехать к остановке «Сельмаш» к тому времени, когда там произошло ДТП.

Адвокат потерпевшей стороны Владислав Луньков неоднократно подчёркивал, что для него и родственников погибших важна справедливость.

— Изначально мы вообще предлагали арестовать и Дзюбо, и Сивакову, — говорил он журналистам.

IMG_7666

Господин Луньков обращал особое внимание на противоречивые показания свидетеля обвинения Чуйкова. На суде тот показал, что заметил за рулём Infiniti девушку. Но защитник уверен, что сделать этого он не мог. Во-первых, автомобиль двигался со скоростью более 100 км/ч, увидеть в темноте водителя в таких условиях очень трудно.

Во-вторых, сам свидетель на суде оговорился, сказав, что после аварии видел возле Infiniti «девушку и водителя». Если бы за рулём действительно находилась Сивакова, то свидетель бы сказал, к примеру, что видел «девушку-водителя и мужчину», намекал юрист.

И, в-третьих, показания свидетеля Чуйкова опроверг его приятель Виктор Антощенков. На пресс-конференции молодой человек буквально клялся, что в тот трагический вечер был вместе с Чуйковым и что его приятель никак не мог видеть пролетевший мимо них Infiniti и тем более сидевшую за рулём Сивакову.

IMG_7672

Свидетель Виктор Антощенков

Оба защитника рассказали и о скрытом свидетеле обвинения Носове, который также видел, что за рулём находилась Сивакова. К показаниям этого свидетеля юристы, обвиняемая и представители потерпевшей стороны также относятся скептически.

Адвокаты сетовали, что все эти противоречия Фокинский районный суд даже не рассматривал. Зато в суде высшей инстанции внимание на это обратили.  «Совокупность вышеперечисленных нарушений свидетельствует о том, что суд первой инстанции фактически уклонился от рассмотрения уголовного дела по существу», — зачитал Иван Онищенков вердикт Брянского областного суда от 18 марта 2016 года.

Признания Сиваковой   

Олеся Сивакова выглядела на пресс-конференции скромно и грустно. Женщина производила впечатление безвинно пострадавшего, и, в то же время, в чём-то раскаявшегося человека. Она клялась, что не находилась за рулём, признавала, что шла на поводу у обстоятельств и что ей, действительно, нужно было сразу пойти на контакт с родственниками погибших в аварии людей. Она искренне сожалеет и сейчас, что не сделала этого.

– Для всех хорошей не будешь, — размышляла Олеся, отвечая на вопрос: почему общественное мнение так обернулось против неё. – На меня обрушилась первоначальная волна резонанса. И всё-таки моя вина, в том, что я не поехала к потерпевшим. Они требовали меня, а я не поехала.

IMG_7678

«Чеченец» Эльдар

Сивакова утверждала, что стала жертвой не только судебного беспредела, но и развёрнутой против неё травли. Статьи в СМИ, злобные комментарии, более года в СИЗО… Пережить всё это было очень тяжело. Но после всех потрясений она уверена в своей невиновности и даже готова пройти тест на детекторе лжи. Она признаёт, что в тот роковой день была пьяной и из-за этого передала управление автомобилем своему возлюбленному. А он потом предал её. А сейчас не пришёл на пресс-конференцию.

Что до чеченцев, которые якобы ему угрожали — на суде Дзюбо говорил, что боится чеченских друзей Сиваковой — так это тоже неправда. На суд пришёл друг Олеси, бывший полицейский, похожий на чеченца мужчина по имени Эльдар. Он признался, что общался с Дзюбо, но вовсе не угрожал ему.

Эльдар также заявил, что его знакомая стала жертвой беспредела отечественного правосудия и что её просто «назначили виновной».

«Чеченец» с сожалением отметил, что знает всю кухню следственной системы и не верит в её справедливость.

Слово потерпевших

После вердикта областного суда в сети появились слухи о том, что родственники погибших в ДТП якобы получили от Сиваковой деньги. Распространители слухов считали, что именно поэтому потерпевшие резко изменили своё отношение к обвиняемой. Сначала они её ненавидели, а сейчас сидят на пресс-конференции за одним столом.

Адвокат Владислав Луньков даже шутя поинтересовался, будут ли журналисты спрашивать, сколько ему или потерпевшим заплатили. Не дождавшись вопроса, он заявил, что ни он, ни родственники погибших денег от Сиваковой не получали. Потерпевшим, по его словам, нужна правда, а Сивакова – просто нищая.

IMG_7651

Родственники погибших в аварии.

Мама погибшей в ДТП девушки Елена Дуленцова также подтвердила, что ни о каких деньгах от Сиваковой не могло идти и речи. Позже она добавила, что во время процесса испытывала давление со стороны государственного обвинения.

– Прокурор просила нас отказаться от услуг адвоката Лунькова. Но мы сказали, что отказываться от адвоката не будем. Мы ждём справедливости, – сказала потерпевшая.

Правосудие общественного резонанса

Адвокаты оценивали работу следователей, прокуроров и судьи более осторожно, намекая, прежде всего, на человеческий фактор.

— Следователи тоже люди и, вероятно, также подверглись влиянию общественного резонанса, — говорил Иван Онищенко.

— На суде нам говорили: вы же сами просили арестовать Олесю Сивакову. Что вы теперь от нас хотите? — говорил Владислав Луньков.

IMG_7649

Защитники осторожно намекали, что судебно-следственной системе не хватало компетенции. Вероятно, сыграла роль необходимость быстрее раскрыть преступление и наказать виновных. А тут ещё общественное мнение, к которому правосудие всё-таки прислушивается.

Вынесет ли суд справедливый вердикт сейчас — большой вопрос, размышляют юристы. Господин Луньков, к примеру, не верит, что оправдают Сивакову. Господин Онищенко не даёт прогнозов, но намерен продолжать борьбу.

Кстати, у стороны защиты есть свидетель, который мог бы доказать, что за рулём находился Дзюбо. Это водитель похожего Infiniti, гонявший в тот трагический вечер с автомобилем Сиваковой на перегонки по Московскому проспекту. На его регистраторе, как утверждает Олеся, всё записалось. Однако владелец дорогой иномарки давать показания почему-то опасается.

P.S.

Реакция общества на эту трагедию была, действительно, очень сильной. Брянцев потрясли не только гибель людей, но и циничное поведение предполагаемых виновников ДТП. Мама погибшей в аварии девушки Вики Елена Дуленцова рассказывала, что через несколько дней после случившегося Сивакова развлекалась с подругами в клубах и выкладывала в соцсети фото нового автомобиля. Дзюбо же просто исчез. Кто бы не находился за рулём Infiniti в тот трагический вечер и какое бы решение не принял Брянский областной суд, этот цинизм общество запомнит ещё надолго.

Дмитрий Радченко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  • Читатель

    Спустили дело «на тормозах», остается только понять, и простить, и отпустить обратно по проспекту Московскому в пьяном виде гонять.

  • Читатель

    А правда, пусть тест на полиграфе пройдет она, и Дзюбо, и свидетели заодно.

  • Читатель

    «Адвокат Владислав Луньков даже шутя поинтересовался, будут ли журналисты спрашивать, сколько ему или потерпевшим заплатили.» — возвращаясь к оговоркам. И тем и другому заплатили, или и тем и другому не заплатили?

  • Читатель

    «Кстати, у стороны защиты есть свидетель, который мог бы доказать, что за рулём находился Дзюбо. Это водитель похожего Infiniti, гонявший в тот трагический вечер с автомобилем Сиваковой на перегонки по Московскому проспекту. На его регистраторе, как утверждает Олеся, всё записалось.» — и на видео неплохо было бы взглянуть.

  • Читатель

    Короче дело ясное, что дело это мутное. Нищая Сивакова, меняющая автомобили как перчатки, работающий за идею адвокат, тайные свидетели по обе стороны, нелепые оговорки по обе стороны, бравада о готовности пройти тест на детекторе лжи, противоречивые решения судов двух инстанций. Была бы это не Олеся Сивакова, а Зойка из села Кукуево, небыло бы никаких пресс-конференций, по всей строгости наказана была бы. А так — спектакль. И адвокат потерпевших судя по всему не верит в виновность Сиваковой, а если адвокат не верит — не верят и представляемые им потерпевшие. Суд — разбирайся.

  • Читатель

    Публикация хорошая. Оцениваю труд журналистов в 5 звезд.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: