Август 12 2016, 12:06

ГТРК «Брянск» уволила Александра Таирова из-за поста в Facebook

10665064_1471301706483124_944740130633670306_n

Таиров, который работал заместителем гендиректора ГТРК «Брянск», опубликовал первую часть анонсированного «романа» и сообщил, что 11 августа он был уволен из региональной телерадиокомпании. 

Напомним, 11 августа Таиров опубликовал пост, в котором пообещал рассказать о бесчинствах сотрудниках полиции и о том, как он и его сын пытались бороться за справедливость. После этого медиаменеджер был уволен из телерадиокомпании, в которой проработал несколько лет.

— Позиция моего бывшего теперь уже руководства мне понятна, и по ней у меня претензий нет. Для меня ни секунды не стоял вопрос, что выбрать – работу или семью? Меня беспокоит другое. Вчера многие работники ГТРК, в том числе руководящие, высказывали мне своё сочувствие в связи с ситуацией с моим сыном, но при этом все в один голос говорили, что то, что я сделал (имеется в виду публикация предисловия к роману) – ошибочный шаг, что этим я ничего не добьюсь, только ещё больше разозлю правоохранительные органы. Безусловно, мне известно, что эти органы могут сделать человека не только импотентом (как это уже произошло), но и кастратом. Но с детства меня учили, что бояться стыдно. Тем более, в моём возрасте. Тем более, когда речь идёт о защите самого главного ради чего живёт человек, — написал Таиров на своей странице в Facebook.

В региональной полиции, напомним, отказались комментировать обвинения Таирова. Сам автор «романа» утверждает, что все его обвинения не голословны, подкреплены документами, фотографиями и видеозаписями. Получить комментарий в ГТРК «Брянск» «Брянской улице» не удалось.

«Брянская улица» публикует рассказ Таирова полностью.

Часть первая. Как сотрудники регионального управления МВД делали импотентами членов моей семьи

Всё началось, как и положено в настоящем романе, с любовной истории. Он положил на Неё глаз, Она ответила взаимностью. Хотя Он был женат, а Она уже восемь лет жила с другим. «Что тебе во мне нравится?» — мысленно спросил Он. «Жилплощадь»,- подумала Она. На том и порешили.

А тут как раз бывшая жена вздумала делить совместно нажитое имущество. «Дорогой, оформи квартиру на меня, и тогда она не сможет ни на что претендовать. Мы ведь с тобой оба юристы, знаем, как грамотно всё обтяпать», — прошептала Она нежно. «Да меня отец убьёт, квартира ведь куплена на его деньги», — ответил Он со всей присущей ему страстью. «А мы её быстренько опять на тебя оформим. Тогда ведь она не будет считаться приобретённой в браке. Мы ведь с тобой оба юристы…» — откликнулась Она ещё нежней. Ну, разве можно было устоять? Женщины всегда знают, чем можно взять мужчину.

Сказано сделано. Правда, не до конца. В том смысле, что акт был прерван. А именно 24 июня 2015 г. юрисконсульт правового отдела УМВД России по Брянской области Ольга Александровна Молчанова стала собственницей однокомнатной квартиры в доме на улице Бежицкой в Брянске, а 30 июня она отписала эту квартиру, как и обещала, дознавателю отделения № 4 (по обслуживанию Фокинского района г. Брянска) отдела дознания УМВД России по г. Брянску Эльдару Александровичу Таирову. Правда, с небольшой корректировкой. Через три дня Молчанова втихаря пришла в региональное управление Росреестра с заявлением об отказе от сделки.

И вот ждёт-пождёт наш лейтенантик, когда его позовут свидетельство о собственности получать, а его всё не зовут. Зато старший лейтенант Молчанова не ждёт. Она действует. Тактика действий тщательно продумана: провоцируется конфликт, вызывается полиция, прибывшему участковому пишется заявление о полученных побоях и в качестве доказательства предъявляется… исцарапанное лицо бывшего собственника квартиры, но пока ещё в ней прописанного.

«А почему у него лицо исцарапанное?», — любопытствует участковый. «А это он меня головой об стенку бил, я сопротивлялась». «Так что-то не видно следов ни на голове, ни на стенке». «Зато посмотрите, какая я красивая». «Вообще-то я женат». В результате регулярные визиты участкового неизменно заканчивались отказами в возбуждении уголовного дела, поскольку никаких, совершенно никаких следов физического насилия в отношении Молчановой при всём желании обнаружить не удавалось.

Сын рассказывал мне, что, как-то войдя в квартиру, он заметил, что все вещи разбросаны, а увидев его, подруга стала истошно вопить: «Спасите! Помогите! Он меня избивает!».

И это продолжалось с завидной периодичностью.

Зачем она это делала? Как же вы недогадливы! Не юристы, наверное. Ольга Александровна набирала козырей, чтобы потом всем объяснять, что она не собиралась возвращать Таирову квартиру, она по-честному её купила у него по справедливой цене в два с половиной раза ниже рыночной. А он, сволочь такой, передумал. И мало того, что деньги не возвращает, так ещё угрозами и побоями требует собственность назад. Караул! Спасите! Срочно выпишете Таирова с моей жилплощади за недостойное поведение! Видеть его не могу!

В один из таких конфликтов Молчановой, возможно, показалось, что вызывать простого участкового ей не по чину. И она позвала на помощь инспектора по особым поручениям отдела по организации работы участковых уполномоченных УМВД России по Брянской области майора полиции А.А. Галушко.

Галушко рассказывает об этом событии примерно так: «Мне поступило сообщение о совершаемом преступлении. Я прибыл, чтобы пресечь его, а находившийся в квартире Таиров ни с того, ни с сего набил мне морду и даже сломал нос».

Рассказ Таирова выглядит по-другому: «Сижу с ребёнком на диване, и вдруг вижу, что на пороге комнаты стоит нетрезвый мужчина в джинсах и футболке. Я подошёл к нему, а он схватил меня и стал наносить удары по голове. Я вытеснил его в подъезд, там он упал, разбив себе нос».

Маленькая деталь: А.А. Галушко – это упомянутый в начале нашего романа тот самый другой, с которым Молчанова проживала совместно восемь лет, и даже была обвенчана. Но, вероятно, что-то с жилплощадью у них не срослось, и они расстались. А может, и не расстались. Кто их разберёт, эти органы.

В общем, двое полицаев подрались. Надо разбираться, кто виноват. И поскольку у Таирова, в отличие от Галушко, нет папы – отставного полковника МВД, то его и назначили виноватым. Что с Галушко взять? Он ведь думал, что предотвращает преступление. А почему, как положено, не доложил прокурору о том, что, борясь с преступностью, без разрешения вошёл в чужую квартиру? Не говоря уже о том, что не сообщил в дежурную часть, что к нему обратилась гражданка Молчанова с заявлением о преступлении? Так ведь он нетрезвый был, забыл, наверное. Как же он нетрезвый преступление предотвращал? Так ведь в нерабочее же время. За это не наказывать надо, а, наоборот, орден дать. Или хотя бы медаль. «За спасение женщины в невменяемом состоянии».

Назначенного виноватым уволили. Повод уж больно подходящий оказался. А то достал Таиров всех своей борьбой за справедливость. Ещё с тех времён, когда служил во вневедомственной охране. То задержанного не отпускает по звонку из УМВД, то жалобы на начальство пишет про то, что рядовому составу недоплачивают, а руководство получает премии за экономию фонда зарплаты. Пришёл служить в органы – так будь любезен, служи. А за законность и порядок тут и без тебя есть кому бороться.

Таиров кинулся в суд. Это советский суд был самым гуманным в мире, а теперь всё строго по закону. Раз решили органы тебя скушать – значит это законно и справедливо. И по-другому быть не может. Чай не при Сталине живём.

Словом, отказали Таирову в восстановлении. Но вот что любопытно. Свидетели в суде, предварительно расписавшись за то, что им известно об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, подтвердили именно его версию событий (см. выше). В том числе и Молчанова, которая при этом поведала суду, что Галушко требовал с Таирова 400 000 рублей за то, чтобы замять это дело. А другой свидетель рассказал, что и сам Галушко, и его отец просили его не давать показаний против бравого майора, и прежде всего по поводу того, что он входил без чьего-либо ведома в чужую квартиру. И что примечательно: факт этих встреч не отрицал в суде и сам Галушко, уточнив, что они происходили в августе 2015 года, то есть в то самое время, когда пострадавший майор, как указывается в медицинских документах, лежал плашмя в больнице, будучи не в состоянии согнуть повреждённую ногу.

Почему же Молчанова решила в суде взять сторону моего сына? Совесть заела? Или, просчитав последствия, решила, что испорченная биография человека, которого она называет отцом своей дочери, может негативно отразиться на судьбе ребёнка? А может на тот момент у неё испортились отношения с Галушко? Не знаю. Но что совершенно очевидно, так это то, что после суда тактика её отношений с Эльдаром радикально изменилась. Теперь на любые его вопросы относительно своей квартиры, он слышал что-то вроде «будешь выпендриваться – изменю показания». При этом у Молчановой уже был заготовлен ответ на естественный вопрос: как же можно менять показания данные, что называется, «под присягой»? Всё просто – Таиров мне угрожал и меня запугивал. И в подтверждение – те самые вызовы участкового, которые, как известно (правда, не всем), кончались ничем.

Здесь автору хотелось бы позволить себе небольшое лирическое отступление. Есть такая категория людей, которая может вывернуться из любой ситуации. Их ум работает настолько изощрённо, что просто диву даёшься – как им это удаётся? Может они гении? Правда, говорят, что все гении психически ненормальные люди. Моё ощущение от общения с Молчановой говорит о том, что она – гений.

Например, будучи прописанной в Злынковском районе в Брянске, она получала от УМВД деньги на оплату съёмной квартиры, а сама при этом то жила с моим сыном, то уходила от него к Галушко. Когда пришёл момент уходить в декрет, Молчанова, теперь уже как числящаяся проживающей в чернобыльской зоне, получила оплату больничного в повышенном размере. Правда, с пособием на ребёнка вышла заминка. Правовой отдел УМВД, чудесно зная, где конкретно живёт Молчанова, не захотел выплачивать ей пособие в двойном размере. Молчанова – в суд. Тот поддержал мать-одиночку. И записал в своём решении, что по-честному всё это время Молчанова проживала в чернобыльской зоне и даже адрес указал.

С тех пор жизнь Ольги Молчановой потекла как бы в двух параллельных, непересекающихся плоскостях. Когда надо отобрать квартиру у Таирова – «во время совместного проживания он мне угрожал и избивал меня». Когда надо денежку от государства отщипнуть – «я вообще-то в чернобыльской зоне всё это время проживала». Здорово, правда? Вот уж точно у кого импотенции нет!

Когда в Брянск приехала комиссия из Москвы, и её председатель главный инспектор МВД, генерал-майор полиции Р. Зайцев проводил приём граждан по личным вопросам, я, по наивности своей, решил, что это шанс. Вопрос, в общем-то, у меня был простой: почему моего сына, который защищал гарантированное ему Конституцией право на неприкосновенность жилища, уволили из органов (чему я, откровенно говоря, рад – нечего ему с его характером там делать), а пьяного полицейского, вторгшемуся к нему, не только не наказали, а сделали подполковником и поставили на руководящую должность в Дятьковском отделе полиции?

Р. Зайцев прислал мне замечательный ответ. Суть его такова: ваш сын обращался в УМВД по этому поводу 25 раз. Суд подтвердил, что уволен он был законно.

Но я ведь не об этом спрашивал. Я спрашивал: считают ли в МВД нормальным, когда пьяный полицейский влезает в чужую квартиру? И если да, то не стоит ли предупредить всех жителей Дятьковского района, чтобы они получше запирали свои двери, иначе, если подполковник Галушко опять надумает в пьяном виде бороться с преступностью, импотенции им не избежать? Нет ответа.

К сожалению для меня и моего сына, отставной полковник оказался прозорливее действующего генерал-майора. Папа А.А. Галушко сразу понял, какая появилась угроза карьере его отпрыска. И он пошёл по высоким кабинетам требовать возбуждения уголовного дела в отношении моего сына. А отставному полковнику отказать – это всё равно что репродуктивные органы женщины проигнорировать. Последствия примерно одинаковы.

Так дело оказалось в межрайонном следственном отделе Советского района г. Брянска Следственного управления Следственного комитета России по Брянской области.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  • Грешный Магистр

    Да уж, история — жесть! Нет слов. Таирову-старшему от души желаю здоровья и сил, чтобы выстоять против натиска системы. Больше всего, кстати, возмущает именно факт увольнения с работы — вопиющее и запредельное беззаконие! Что же касается мальчиков всех возрастов, то им нужно усвоить простую истину — не всё то мёд, на что слетаются мухи! Чтобы не приходилось потом родителям такие вот последствия расхлебывать… И очень хочется верить, что в финале этого романа все-таки восторжествует справедливость.

  • Али Бабаевич

    Хоть подписи собирай под петицией о восстановлении справедливости, только куда её отправлять, разве только в Женеву в ООН в комитет по правам человека.

  • знайка

    Кто бы сомневался, что его уволят.

  • Горожанин

    «Раз решили органы тебя скушать – значит это законно и справедливо. И по-другому быть не может. Чай не при Сталине живём».

    Ох, как заблуждается товарищ. Как раз со времён Сталина этот принцип и затвердился. И ничего с тех пор не изменилось.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: