Октябрь 17 2016, 17:37

Прокурор о Сиваковой: «Подсудимая не сделала выводов и не осознала вины»

image-0-02-05-78748efca7459ff1ef6e94c38c1a820eab0ff2a733a4e09763ad2d9463843100-V

17 октября участники резонансного дела о смертельном ДТП двухлетней давности приступили к прениям сторон. Прокурор Татьяна Анисова просила суд ужесточить наказание, назначенное на предыдущем процессе, и лишить Олесю Сивакову свободы на 6 лет и 10 месяцев. Обвинение считает, что подсудимая слишком упорно отрицает очевидные, по мнению прокуратуры, доказательства вины.

Как уже писала «Брянская улица», на заседание 17 октября были объявлены прения сторон. Однако оказались они в итоге «односторонними» — в суд не явился адвокат Олеси Сиваковой Иван Онищенко, прислав вместо себя коллегу Игоря Лаврова. Свои позицию по делу с согласия всех участников озвучило только обвинение.

Однако ещё до прений суд по своей инициативе решил допросить одного из авторов комплексной экспертизы — Алексея Конова, начальника отдела автотранспортной экспертизы экспертно-криминалистического центра регионального УМВД. Судья Сергеев хотел прояснить некоторые технические нюансы произошедшего. В частности, председательствующего интересовало, в какой момент развития ДТП сработали боковые подушки безопасности. Эксперт предположил два варианта развития событий: при столкновении с «Доджем» и при столкновении с деревом.

Запросила комментарий эксперта и прокурор Анисова. В частности, её интересовало, могли ли находившиеся в «Инфинити» пассажир и водитель поменяться местами. Конов однозначно ответить не смог: «Нет, наверное». Выводы коллег из независимой экспертизы, которые дали однозначный ответ о виновнике произошедшего (напомним, они утверждают, что на водительском сиденье был Сергей Дзюбо — прим.ред.), он комментировать не стал.

PfQ6vU0-Og

На вопрос Анисовой, могли ли пассажир и водитель оказаться на одном сиденье, Конов пояснил, что теоретически могли, но «как они там конкретно перемещались, прыгали ли друг на друга — это трудно сказать».

А на вопрос обвинителя «почему же всё-таки не был дан ответ, кто сидел за рулём?» заявил, что всё решается «комиссионно» с медиком, а тот сделать однозначный вывод затруднился.

— То есть медик не взял на себя ответственность? — уточнил Сергеев.

— Не знаю.

— А вы пришли к каким-то для себя выводам?  — поинтересовалась гособвинитель.

— Я пришёл к выводам тем, что в заключении эксперта написано. Что указал в экспертизе, то указал.

«Подменного» адвоката Лаврова интересовало, почему не взята на экспертизу боковая подушка безопасности со стороны водителя, или корректнее — шторка. Алексей Конов уточнил, что трогать её не было необходимости: на предмете не было никаких визуальных следов — ни крови, ни волос, ни чего-то иного.

Адвокат, выразив сомнения в компетентности экспертов, подал ходатайство о проведении экспертизы по неисследованной шторке, ссылаясь на то, что визуально наличие генетических следов не определяется, а экспертиза может. Ходатайство поддержали и потерпевшие.

Та самая водительская штора безопасности на фото из материалов уголовного дела

Та самая водительская шторка безопасности на фото из материалов уголовного дела

Однако прокурор, а вслед и суд, сомнения в компетентности отвергли: в деле достаточно доказательств, чтобы прийти к выводам.

С прениями вышла небольшая заминка: своё участие адвокат Лавров попросил отсрочить. Однако прокурор и потерпевшие заявили о своей готовности к этому этапу судебного заседания. Учитывая это, суд принял решение к прениям приступить.

Гособвинитель Татьяна Анисова

Гособвинитель Татьяна Анисова

Обвинение Анисова зачитывала около часа, аккумулировав данные свидетельских показаний и документов.

Расхождения в показаниях свидетелей обвинения и защиты Анисова трактовала в пользу обвинения. К примеру, показания Андрея Чуйкова, которого его же приятели обвинили в лжесвидетельствовании, объяснила неприязненными отношениями.

Напомним, что Чуйков ещё на первом процессе уверял, что видел за рулём мчавшегося по проспекту Московскому «Инфинити» светловолосую девушку. А вот его приятель Виктор Антощенков, в свою очередь, заявлял, что они вместе с Чуйковым находились вдалеке от магистрали и подошли на место ДТП спустя некоторое время. Об этом мы подробно писали в материалах с пресс-конференции по делу Сиваковой. Слова Антощенкова, к слову, подтвердил на этом процессе и другой свидетель.

Виктор Антощенков выступил в суде против своего приятеля Андрея Чуйкова, обвинив в лжесвидетельствовании

Виктор Антощенков выступил в суде против своего приятеля Андрея Чуйкова, обвинив его в лжесвидетельствовании

Также Татьяна Анисова «развенчала» версию потерпевших Сергея Родина и Сергея Пруса о давлении со стороны следователя Ерощенкова, который якобы уговорил их подтвердить то, что они также видели на водительском сиденье девушку. Напомним, что они заявили о том, что пошли на поводу у следователя, на повторном процессе, и отказались от ранее сделанного категоричного утверждения.

Их повторные показания, где они уже не были уверены в «наличии» Сиваковой за рулём, прокурор считает не противоречащими данным ранее — она объяснила сомнения потерпевших давностью событий, дескать, могли уже и забыть.

Госбвинитель попросила суд отнестись к доводам защиты критически, заявив о том, что ни одного свидетеля, видевшего за рулём «Инфинити» Сергея Дзюбо так и не нашлось, а выводы независимых экспертов о его прилепившихся на потолке над водительским сиденьем волосах назвала абсурдными.

— Прошу признать суд все представленные доказательства достоверными, допустимыми, а их совокупность — достаточной для признания Сиваковой виновной в совершении предъявленного преступления, — заявила прокурор.

Также прокурор попросила при принятии решения учесть характер и степень общественной опасности, личность подсудимой, её поведение после совершения преступления, обстоятельства, смягчающие наказание (малолетний ребёнок), а также требования закона о справедливости и неотвратимости наказания.

А по справедливости, считает Татьяна Анисова, Олеся Сивакова должна сидеть в колонии-поселении. И даже не 6 лет, как ей было назначено в первый раз, а 6 лет и 10 месяцев: «так как она не проанализировала своё поведение после ДТП, не сделала выводов и не осознала своё поведение, что говорит о её повышенной опасности».

— Несмотря на неоспоримые доказательства вины, Сивакова до последнего настаивала на виновности Дзюбо в аварии.

pic1-11

Сергей Дзюбо до сих пор отрицает, что сидел на водительском сиденье

Данное обстоятельство она попросила расценить как отягощающее. Анисова уточнила, что с момента аварии Сивакова никаких выводов для себя не сделала, а продолжает нарушать правила дорожного движения. Также гособвинитель потребовала лишить Сивакову прав на три года.

От потерпевших в прениях участвовала мама погибшей Вики Комковой — Елена Дуленцова. Женщина, которая не раз заявляла, что требует не просто наказания, а справедливого наказания, выступила в защиту Сиваковой, обвинив следствие в фальсификации доказательств её вины.

DwRIwcFtAqg

Родители погибших Вики Комковой и Сергея Гуркина заявили о том, что дело против Сиваковой сфабриковано

— Следствие построено на недостоверных доказательствах и вранье. Со стороны следствия это выглядит как издевательство — «верьте тому, что дали». Но и неподготовленному человеку понятно, что они врут.

Елена Дуленцова

Елена Дуленцова

Дуленцова подвергла сомнениям показания засекреченного свидетеля Носова, который спокойно переходил дорогу и не только даже не ускорил шаг, заметив несущийся на него «»Инфинити», но и сумел разглядеть девушку за рулём. Дуленцова также показала на многие нестыковки в показаниях одних и тех же свидетелей во время первого и второго процесса.

— Почему они врут? Возможно, эти люди каким-то образом являются зависимыми от сотрудников полиции, — предположила потерпевшая.

Дуленцова добавила, что её ввели в заблуждение и средства массовой информации, указав на Олесю Сивакову как виновницу трагедии.

— У СМИ получилось меня обмануть. Но на сегодняшний день я точно знаю, что Сивакова не виновата. Прошу её оправдать, — завершила своё выступление Елена Дуленцова.

Её поддержали Владимир Гуркин, отец погибшего Сергея Гуркина, и присутствовавший на процессе Сергей Родионов, один из выживших в том ДТП.

После заседания Олеся Сивакова прокомментировала корреспонденту «Брянской улицы» требования прокурора увеличить срок. Девушка была лаконична.

— Её право, пусть требует, — заявила она, добавив, что будет добиваться наказания для всех причастных к фальсификации доказательств.

Выступление адвоката с ответной речью назначено на 26 октября.

ФОТО: «Брянская улица».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  • Брянский патриот

    Новый брянский проект vdrebezgi https://www.youtube.com/watch?v=yBj2p5sSjo4

  • https://ok.ru/profile/545476633642 Марина Амиранашвили

    У нас в Брянске всё так… Невиновного человека обвинят в чём угодно, а если надо кого то прикрыть- каких только экспертиз не проведут, даже если они нелепые и противоречащие друг другу… Какие выводы должна сделать Олеся Сивакова, если она не свершала никакого преступления???

  • https://ok.ru/profile/545476633642 Марина Амиранашвили

    Странная всё таки ситуация… Брянская прокуратура, государственная структура, существующая на наши налоги , обязанная нас вроде бы защищать… А она — любой ценной пытается невиновного человека в тюрьму засадить…И каждый раз всё настойчивей и жёстче…Господа, может мы не тем платим??

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: