Апрель 6 2015, 02:50

Мичуринцы и меркульевцы: «Мы — мусор?»

1707-6822

Жители посёлка Меркульево и Мичуринский «вольными слушателями» ходят на заседания Брянского арбитражного суда, посвященные их до боли родной «мичуринской» свалке. Третьими лицами в процесс их не берут.

Незаконное мусорное образование размером в три гектара горит то потихоньку, то со скандалом и привлечением 14 единиц техники МЧС. Её продолжает эксплуатировать предприятие Брянского района МУП «Полигон» и крупнейшие брянские перевозчики. Все это продолжается, несмотря на десять лет заявлений «против» местных жителей, два десятка прокурорских предписаний, судебных разбирательств, крупных денежных штрафов, уголовного дела.

Александре Яковлевне Кожуровой из деревни Меркульево Мичуринского сельского поселения 80 лет. На лето к ней приехал семилетний внук: «на деревню к бабушке», воздухом подышать, на природе побегать. Первое впечатление внука: «Баб, чем у вас так воняет?!». А бабушка так и живёт, день за днём, из года в год.

— Мой дом — как ехать на ОПХ, в полукилометре от свалки. Ветер постоянно дует мне в окошко. С утра уже нельзя дышать в доме, а без воздуха как? Свалка постоянно горит дым на нас идёт.

Внуку Татьяны Александровны Никоновой пять лет. Он не приезжает на лето — живёт здесь постоянно. У её соседей четверо маленьких ребят. Какое здоровье будет, если они сызмальства растут в такой атмосфере, дышат гнилью и гарью?

с1— Свалка здесь издавна: незаконная стихийная, — вспоминает Татьяна Александровна. — Но раньше везли сюда тишком, а с тех пор как сделали именно МУП — свалка надвигается на нас. На гектары вокруг все былинки в поле, все травинки в лесу — в пакетах, бумажках, во всякой дряни. Эта свалка ведь не огорожена, там ничего не трамбуется, не пересыпается — никакой работы по утилизации нет! Раньше стоишь на остановке в город ехать — наслаждаешься: птицы поют, сосны, ели кругом. Сейчас пока в маршрутку сядешь, насмотришься на горы мусора, которые с каждым годом всё ближе.

Надежда Ивановна Данилина живёт тут же, в Меркульево, в 800 метрах от свалки. Говорит, что летом — жуткий запах гниения, даже если нет возгораний. Даже зимой запах идёт. А всё потому, что от фирмы «Фрегат» везут сюда рыбьи кишки и головы, кое-что и от мясокомбината прибывает.

— Бабушка и брат вообще стараются не выходить на улицу — им плохо от этого запаха, — говорит Надежда Ивановна.

А как не выходить на двор женщинам, которым надо «справляться по хозяйству»? Соседка Данилиной стала терять сознание от гари со свалки, когда вышла кормить свиней. Ждала вечера, когда ветер переменится. И свиньи голодные ждали.

Любовь Сергеевна Бондаренко живёт по другую сторону от свалки, в самом поселке Мичуринский. В отличие от меркульевцев — в целых пяти километрах от незаконной груды мусора. Как и большинство её односельчан, она под всеми обращениями к властям подписывается против свалки. И на общественных сходах и слушаниях голосует против. Её аргумент:

— При темпах роста, которые взяла эта незаконная свалка, пять километров он на моём веку, поверьте — преодолеет. Мусор подтягивается к нам. Да сегодня, нам далеко до того положения, в котором сейчас меркульевцы. Но надо думать не только о том, что сегодня, но и о завтрашнем дне.

Совершенно согласна с соседками Ирина Борисовна Сидиченко. Жители — не временщики на своей земле. Здесь прошла их жизнь, здесь всё движимое и недвижимое, здесь дети и внуки перестраивают бабкины хатки в красивые коттеджи. Коренные жители — те самые люди, к которым надо бы прислушаться властям. Их мнение — главное для принятия решений.

— Нас утешают: мол, если свалку узаконят, здесь будет завод с переработкой, — говорит Ирина Борисовна. Во-первых, мы в это не верим — и на более крупные свалки что-то не особо приходят заводчики-переработчики. Во-вторых, где сейчас свалка, и вокруг неё — раньше были огороды. Сейчас мусор и заросли. Подумать бы о том, что вот сейчас кризис. Люди снова потянутся к земле. Будут копать, сажать, выживать. Я и многие другие вернулись бы сейчас на эти огороды… А там уже свалка разрослась на километр, заражена почва!

Именно в Меркульево живёт и главный местный активист — борец со свалкой и другими местными проблемами — Людмила Павловна Хохлова. Она бывшая глава поселения и депутат.

— В 2005 свалка горела так, что природоохранный прокурор Лямцев подал в суд, — вспоминает Хохлова. — Суд вынес решение свалку закрыть. Это решение никто и не подумал исполнять. Свалка постоянно коптила воздух, и в 2010-ом полыхнула так, что я направила телеграмму SOS Президенту и в МЧС, что мы терпим бедствие. В течение недели был прислан отряд МЧС, пожар был ликвидирован. А до того мы обращались к власти «на местах». Мы обращались и обращались, а горело 2,5 месяца, да так, что домов не было видно…

Если почитать заключения прокуроров и «природнадзоров», говорят жители, то вся невозможность, вредоносность этой свалки станет очевидна. Нет водоупорного слоя, дренажей, везут, что ни попадя. Свалка ведь стихийная, возникла на землях сельхозугодий, по соседству с выращиваемыми пшеницей и картофелем. А это значит идёт заражение почв, растений, воды, воздуха, людей. Местные уже боятся кормиться с земли, пить воду из колодцев.

Надзорные органы выносят представления, подают судебные иски, отбивают претензии полигонщиков на лицензию. МУП «Полигон» исправно платит штрафы и на бумаге устраняет нарушения, продолжая вывозить отходы в неположенное место. Люди задыхаются, взывают к тем, кого они выбрали, кто шёл и победил под лозунгом «ГЛАВНОЕ ЭТО ЛЮДИ!». Но это было тогда, до выборов. А теперь главное, что? Или: какие именно люди?

Взять, к примеру, общественные слушания по поводу свалки. Проводить их пришлось, так как в череде арбитражных судов выяснилось, что в разных правовых и неправовых актах «золотая» полигонная земля числится то в категории земель сельхозназначения, то в землях населённых пунктов, то в землях запаса. Форменный бардак. При этом ни та, ни другая, ни третья категории земель не предназначены для размещения отходов. Категорически. Отходы могут находиться только на землях промышленности и транспорта. А чтобы перевести одну категорию земель в другую, требуется ряд веских оснований и длительных процедур. Да и не в категории земель суть. Свалка она и есть свалка, это не специальное сооружение для захоронения отходов. Как говорит пословица, «сколько свинью в кафтан ни ряди…».

Итак, одна из первых процедур на пути к «узакониванию» — общественные слушания. Их в Мичуринске провели аккурат после выборов. Местные издания и общественные организации свидетельствовали, что слушаниями назвать это было нельзя. Ни заблаговременного оповещения, ни повестки, ни протокола, ни правильного подсчёта голосов. Протокол, по словам независимых наблюдателей, появился позже. А вопрос был один: перевод земель под свалкой в «правильную категорию». Правильную для участников мусорного бизнеса, не для людей.

Бабушка Кожурова поясняет:

— Молодые знаете, что говорят? «Свалка, баб, никуда не денется: мусор — это бизнес!». Они говорят: «Одну машину на свалку привезли — 700 рублей в карман, а сколько их в день выгружается? Вот и по хрену им весь народ!». Но это же ужас, а не бизнес?!

В курсе всей информации по «родной» свалке и Елена Ивановна Егоренкова:

— Говорят, тут всем «намазано»: этому «Полигону», перевозчикам, управляющим компаниям, местным властям! Свалка в таком выгодном положении: из Советского можно везти, из Бежицы, из Брянского района. Но нам-то, людям, каково?

с2Ну а при чём здесь люди? Егоренкова, Бондаренко, Хохлова, Никонова, Кожурова, Данилина и многие другие жители в один голос говорят: «Мы все до одного были против изменения категории земли, против свалки». Зато власти, по их словам, все от малой до великой были за неё. А значит против них, жителей, крутили, хитрили, успокаивали «формальным приведением в соответствие». То есть держали людей за дураков, что им, людям, было крайне неприятно.

А 80-летней Александре Яковлевне противно банальное лицемерие:
— У нас мусорный контейнер один на всю деревню, возле магазина. Мне до свалки полкилометра и до мусорки полкилометра! Тяжело каждый раз носить. Раньше баня была — так я мусор в топку… Теперь бани нет. В огороде попробовала сжечь — администрация налетела: «Нельзя, нарушаешь экологию!». А то, что под носом гектары постоянно горят — это не экология? Это они ещё и узаконивают!

Мичуринцы и меркульевцы, собирая подписи для последующих заявлений — от Правительства Брянской области до Президента РФ и Генеральной Прокуратуры — зашли в каждый двор и приветствующих свалку не нашли. Нашли только воздержавшихся от страха «санкций», если «засветишься и помешаешь ИХ бизнесу». Только один активный защитник свалки проявился: бульдозерист, для которого она — место работы.

Жители поселения писали бесчисленное количество обращений: писали и нынешнему главе поселения — Владимиру Сенину, и главе администрации Брянского района Емельянову, а затем преемнику его. Слали письма на главу депутатского корпуса района Александра Сысоева.

После великого и скандального январского пожара, когда на свалку приехали 14 машин и два десятка огнеборцев — выразили жёсткие намерения и глава региона Александр Богомаз . А именно — разобраться с правовыми аспектами деятельности свалки, да и закрыть её к чертям. После этого Емельянов заверил очередных делегатов по свалке, в том числе и брянским экологам, что мусор уже ликвидируют: «Две недели и всё — губернаторское распоряжение будет выполнено!».

Народ возликовал, успокоился, сел по хатам ждать. Но …Емельянов ушёл в отставку. К администрации Брянского района МУП «Полигон» заявил иск в суд о некой «кадастровой ошибке», позволяющей легализовать территорию мусора. Жители оскорбились — «Может, мы здесь — «ошибка?» — и направили в процесс третьим лицом своего представителя. Но ему судья Степченко отказала, означив третьим лицом представителя местной администрации. Именно и только его сочли законным представителем и гласом народа. Судебный процесс продолжается.

Власть региона взяла паузу в своих оценках. А на днях прозрачно намекнула по каналу городских релизов, что курс поменялся на противоположный. Иначе как объяснить последнюю официальную новость ? Цитата: «Мусорной» проблемы, как это было несколько лет назад, сегодня в городе нет. Более того: по согласованию с руководителем региона Александром Богомазом рассматривается вопрос об организации на землях Брянского района ещё одного полигона — для нужд Советского и Бежицкого районов», — сказал глава Брянской городской администрации Вячеслав Тулупов».

Ни слова — об адресе нового полигона. Жители Мичуринского поселения, приученные читать между строк предыдущими властями, уверены: речь идёт об их свалке, которую власти намерены незаконно узаконить. А как же закрепленное Конституцией право гражданина РФ на благоприятную среду проживания? Дешевле по-тихому продолжать травить людей, чем ликвидировать мусорный оазис в восьми километрах от центра города, да и в других отношениях выгодно .

Ранее заявив о необходимости ликвидации свалки, отравляющей людей, брянские власти изменили позицию: свалку узаконивают через суд цирковыми методами. МУП «Полигон» и нелегалов-перевозчиков защищают через сайты брянской городской администрации и горсовета. А кто заступится за жителей?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: