Февраль 21 2017, 18:48

«Может, жадность, может, затмение». В Клинцах начался суд над депутатом областной думы Николаем Зародышем

В Клинцовском городском суде 20 февраля начался суд над депутатом областной думы Николаем Зародышем – его обвиняют в мошенничестве. За что судят депутата, и почему он не считает себя виновным, узнала «Брянская улица».

Для жителей Клинцов Николай Зародыш, как героиня программы «Пусть говорят» Диана Шурыгина для пользователей соцсетей – никого не оставляет равнодушным. О депутате областной думы в городе ходят легенды. Говорят, что семья Зародышей «подчинила» себе Займище – пригород Клинцов, где находится колхозно-фермерское хозяйство депутата.

Бывшие однокурсники рассказывают, как он выпрашивал у преподавателей «тройки», получая высшее юридическое образование в Московском государственном университете экономики, статистики и информатики.

Нажитое Зародышем состояние (в декларации о доходах за 2015 год семья депутата отчиталась о том, что заработала скромные 1,8 миллиона рублей) в Клинцах объясняют не его предпринимательскими способностями, а махинациями с «чернобыльским» жильём.

Всё это пока остаётся слухами и домыслами, поэтому процесс в Клинцовском городском суде стал для депутата дебютным.

Вечером 20 февраля Николай Зародыш появился в городском суде Клинцов в сопровождении своего адвоката – Ольги Беловой. Высокий седовласый мужчина с большим животом, обтянутым клетчатой рубашкой, ожидая, когда его пригласят в зал заседаний, понуро сидел на скамье в холле суда.

Депутат был напряжён, почти также, как пуговицы его на расходившейся на животе рубашке. Адвокат пыталась разрядить обстановку, показывая ему фотографии членов своей семьи на смартфоне.

Гособвинение в суде представлял прокурор Клинцов Александр Калинин. Следствие считает, что мошенничество Зародыш совершил в 2013 году, когда был депутатом Клинцовского горсовета.

Жертвами депутата, по версии обвинения, стали его сосед, давнишний приятель, владелец клинцовской закусочной Анатолий Садкевич, и его гражданская супруга. Зародыш, зная, что Садкевич ищет дом, предложил ему строение в посёлке Займище, на улице Новая жизнь. Этот дом был бесхозным, его прежний хозяин оставил его, получив за него «чернобыльскую» компенсацию.

Следствие считает, что депутат был в курсе, что у дома нет хозяина, и решил воспользоваться этим. Он продал его приятелю Анатолию Садкевичу, владеющему закусочной в Клинцах, за 650 тысяч рублей – деньги за недвижимость покупатель отдавал депутату частями. Документы на дом, переданные ему Зародышем, позволили ему зарегистрироваться в Займище, но право собственности на недвижимость Садкевич так и не получил.

Следователи усмотрели в этом обман, злоупотребление доверием и причинение ущерба в значительном размере — в отношении депутата было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в крупном размере с использованием служебного положения(часть 3 статьи 159 УК РФ). При этом, как сообщала пресс-служба СУ СКР по Брянской области, преступление было вскрыто лишь в 2016 году «в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками полиции».

Зародыш, выслушав предъявленные обвинения, заявил, что признаёт вину частично.

— Я никого не собирался обмануть, и не обманывал. Изначально не пытался обмануть. То что произошло, произошло не по моей вине. Следствие вменяет мне, что 650 тысяч я взял, и путём обмана завладел у человека. Я не 650 взял, а 150 тысяч.

— Вы факт хищения признаёте? О сумме не говорим, — спрашивал судья.

— Признаю, — отвечал Зародыш, в то время как его адвокат, подсказывая ему, что надо сказать, отчаянно мотала головой из стороны в сторону.

— Хищение признаёте с вашей стороны? Хищение означает, что у вас имелся умысел на хищение данных денежных средств – продолжал судья.

— Тогда не признаю, я не имел умысла никакого, — отмечал подсудимый.

Не без помощи защитника Зародыш в суде изложил свою версию событий. Депутат тщательно подбирал слова, говорил медленно, а однажды сорвался и произнёс жаргонную фразу «загнать дом», после чего мгновенно был поправлен адвокатом.

По словам депутата, о том злополучном доме на улице Новая жизнь в Займище он узнал от другого своего приятеля, клинцовского предпринимателя Валерия Борисенко, в конце 2012 года. Борисенко якобы сообщил Зародышу, что у него есть дом, что он хочет его продать, и попросил его участвовать в сделке в качестве посредника.

Через полгода Зародыш встретил Садкевича, который попросил у приятеля-депутата содействия в получении жилья, и вспомнил о предложении Борисенко. Назвавшийся хозяином дома Борисенко сначала оценил его в 950 тысяч, однако потом стороны сошлись на сумме 650 тысяч рублей.

Зародыш настаивал на том, что был только посредником между Борисенко и Садкевичем, поскольку Борисенко не хотел, чтобы кто-либо знал о его участии в сделке. Садкевич, зная, что в деле замешана третья сторона, не догадывался о том, кому, в конечном счёте, предназначены деньги.

Следствие считает, что третьей стороной в деле выступали чиновники Клинцовской городской администрации, которым Зародыш должен был передать деньги. Депутат это отрицает.

Ещё до передачи денег Садкевич спросил, как он сможет оформить право собственности на дом. Зародыш утверждает, что Борисенко сказал следующее: он, мол, сможет пожить в помещении три-четыре года, а потом по суду стать его собственником. Садкевича это устроило.

— Скажите, пожалуйста, вы подробным образом выясняли у Борисенко, каким образом он станет помогать Садкевичу приобрести этот дом всё-таки в собственность по прошествии времени?

— Он мне изначально сказал: пусть он проживёт несколько лет, 3-4 года в этом доме, платя коммунальные услуги, и всё прочее, а потом оформит этот дом по суду.

— Ну, а как он оформит? Он, например, не юрист, как он будет оформлять это?

— Борисенко оформит этот дом по суду.

— А каким образом Борисенко оформит дом: он не прокурор, не адвокат, не судья?

— Борисенко был в городе человек влиятельный, имел отношение к суду.

— Какое отношение к суду он имел?

— Ремонтировал суд, делал ремонт, он говорил, что проблем не будет.

Позже выяснилось, что дом был бесхозяйным, и Борисенко не имел права его продавать. Зародыш утверждал, что мысли о том, что Борисенко продаёт чужой дом, у него даже не возникло.

Зародыш, как житель Займища, заявил, что был не в курсе того, что дом был бесхозяйным, поскольку сам он «живёт возле танка», а дом на улице Новая жизнь расположен в другой части села.

— Николай Васильевич, вы занимаетесь предпринимательской деятельностью как давно? – интересовался прокурор.

— Наверное, всю жизнь сознательную.

— Вы когда-нибудь приобретали имущество?

— Нет.

— Вы знаете, какие документы нужны, чтобы приобрести имущество?

— Очень много документов нужно.

— Вам известен такой документ как договор купли-продажи?

— Да, известен.

— Когда Борисенко вам сказал, что у него есть дом, вы спросили у него, принадлежит ли он ему?

— Нет, я не спрашивал.

— Ну, как вы считаете, для того чтобы кому-то отдать дом, он должен быть у продавца в собственности?

— Да, вы знаете, не обязательно. Может человек, как бы дом кому-то помогает продать на каких-то условиях, — объяснял суду депутат областной думы и дипломированный юрист.

Передача первой части суммы, как прозвучало в суде – 300 тысяч рублей – состоялась в конце 2013 года у памятника Героям Отечества, там же Зародыш передал Садкевичу некоторые документы на дом.

В 2013 году супруга Зародыша, работавшая начальницей отдела по работе с населением Займища, зарегистрировала там Садкевича. Логично предположить, что работница местной администрации не могла не знать о том, что дом на улице Новая жизнь — бесхозяйный.

Через несколько месяцев Зародыш получил от Садкевича ещё 200 тысяч рублей на рынке «Ксения», окончательный расчёт наступил в феврале 2014 года, у подъезда дома Садкевича в Клинцах. За свои услуги посредника Зародыш якобы получил 150 тысяч рублей – по 50 тысяч с каждого «транша». Зародыш объяснил, что деньги от Борисенко он получил в качестве благодарности.

Садкевич, рассчитавшись за дом, продолжал требовать оформления права собственности на недвижимость, просил ускорить процесс. Зародыш утверждает, что переадресовывал эти просьбы Борисенко, который советовал не «торопить события».

В 2015 году Борисенко умер от рака. Садкевич, так и не став владельцем недвижимости, пытался связаться с Зародышем. Но тот перестал отвечать на звонки давнего приятеля, осознав, что ему придётся вернуть деньги.

— Почему всё-таки не отдали? Какая причина? — спрашивал адвокат.

— Ну, я не знаю, какая причина, так получилось, может, жадность, может затмение какое-то наступило. Ну, я сумму-то 150 взял, а человеку надо отдать 650 тысяч.

— Не хотели вы эти деньги ему отдавать и решили вообще не отдавать?

— Ну, да, решил не отдавать, в чём искренне каюсь. Я с чистыми намерениями хотел помочь.

Эту сумму Зародыш всё же вернул Садкевичу в 2016 году, уже после того как было возбуждено уголовное дело. Судье он заявил, что отдал деньги не из-за уголовного преследования, а лишь потому, что его за два года «замучила совесть».

Первое заседание было полностью посвящено допросу Зародыша. Процесс возобновится 14 марта – слово предоставят потерпевшим. Вердикт суда депутат Зародыш может услышать уже в 20-х числах марта.

На фото (слева направо): потерпевшая, адвокат Ольга Белова и Николай Зародыш.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

102 queries in 0,755 seconds