17 января 2017, 11:06

«Мираторг» наступает: компания через подставное лицо «отжимает» участок у погарского фермера

Погарский фермер Алексей Дюбо переживает агрессивное наступление главы КФХ Евгения Кузнецова, не скрывающего свою аффилированность с «Мираторгом». Действуя в интересах агрохолдинга, он пытается завладеть участком в центре поля фермера. 

Дюбо уверен: его фактически выживают с родной земли. Потеря стратегически важной территории будет означать крах его малого бизнеса.

Противостояние между главой КФХ «Дюбо» и соседствующим подразделением «Брянской мясной компании» «Мираторга» идёт более двух лет. Всё хозяйство, любовно и трепетно взращиваемое с нуля, может если не рухнуть в одночасье, то значительно пострадать. И если началась война с открытого наступления на хозяйство фермера, то сейчас она перешла в стадию холодной.

О том, как он оказался втянутым в конфликт и чем грозит потеря земли, фермер рассказал «Брянской улице».

Алексей Дюбо родился и вырос в селе Юдиново Погарского поселения, сюда же вернулся после учёбы в медицинском колледже в 1994 году, работал в местной больнице фельдшером на скорой помощи.

Любовь к земле пересилила: Дюбо рассказывает, что все его предки всегда занимались разведением животных, включая родителей, имевших высшее педагогическое образование.

В личном подсобном хозяйстве у Алексея были коровы, свиньи, лошади и овцы, гуси и куры. С 2006 года Дюбо решил заниматься животноводством, можно сказать, профессионально и узконаправленно – зарегистрировал КФХ по разведению овец и лошадей.

Начал покупать племенной скот – у отечественных заводчиков, у российских же производителей – технику. Стал приобретать землю в собственность и брать в аренду.

При этом Дюбо никогда не обращался за помощью к государству – не требовал субсидий и льгот, кредиты брал на общих условиях.

В 2011 году КФХ пришлось закрыть по семейным обстоятельствам. Но в 2014-м для увеличения земельных площадей и поголовья животных крестьянско-фермерское хозяйство снова возродилось.

Дюбо взялся за дело с надеждой, что, не покидая родного села, сможет спокойно прокормить своих детей – у Алексея их уже шестеро.

За 10 лет хозяйство Дюбо приросло 180 гектарами земли собственной и почти 30 гектарами – арендованной. Сейчас в КФХ — до 600 голов овец и около 300 лошадей.

Фермер успешно осваивает современные технологии по обработке почвы и разведению животных. Он подчёркивает, что не использует на своих угодьях никаких химических удобрений и ядохимикатов – только органические, производимые его же животным.

Этим он убивает даже не двух, а нескольких «зайцев»: растит исключительно экологически чистые корма, не губит землю, экономит на удобрениях, что в итоге сказывается на стоимости продукции.

Интересно, что Дюбо — сторонник круглогодичного выпаса, то есть его овцы и лошади находятся на пастбищах постоянно, и зимой, и летом. В помещение их заводят лишь для окота и выжеребки, либо если животное заболевает. Впрочем, последнее случается довольно редко.

Алексей готов рассказывать о своём хозяйстве часами. Он признаётся, что любит своё дело, хотя оно отнимает немало времени и требует немало сил. Сам здесь — и агроном, и зоотехник, и ветеринар…

Но усилия того стоят: уже три года как хозяйство рассчиталось за все кредиты с банками и работает только на себя. О баранине и конине фермера знают многие – образовался постоянный круг покупателей, которых устраивает и качество, и цена его продукции.

Казалось бы, успешное хозяйство при рачительном и трудолюбивом хозяине может и должно рассчитывать на поддержку властей. Особенно в сельскохозяйственном регионе, возглавляемом бывшим фермером Александром Богомазом. Но последние два года ситуация показывает обратное.

Всё это время Дюбо вынужден отдавать силы не сколько на сельскохозяйственную работу, сколько на изучение юридических нюансов. Вынуждают его к этому и неразбериха в земельном законодательстве, и безграмотность местных чиновников, и попытки соседствующего «Мираторга» активно вмешаться, а точнее – помешать его деятельности.

Варяги начались посягать на земли местного фермера — нагло и бесцеремонно, не имея на то, по его мнению, никакого права.

Первое наступление на Дюбо произошло летом 2014 года. 1 августа на засеянных кормовыми травами землях появились тракторы соседствующей фермы «Савостьяны» «Брянской мясной компании» «Мираторга».

Дюбо встал грудью на защиту угодий — незваные гости отступили. Однако тракторы появились снова ближе к полуночи. Фермеру снова удалось отстоять земли – частично свои, частично – спорные, которые Дюбо никак не удавалось, из-за вечной земельной неразберихи, взять в аренду. Однако травы, готовящиеся на зиму, были всё-таки частично уничтожены.

Конфликт продолжился уже осенью того же 2014-го. 9 октября фермер получил «бумагу» от управляющего «Савостьянов» Владимира Лысенко. В ней сообщалось, что фермер потравил посевов на полям «Мираторга» на 209 тысяч рублей. Также Лысенко «указал» фермеру убрать скот со спорных земель, сроку дал до 15 октября.

Для КФХ это самоуправство могло кончиться полной катастрофой: уничтожение кормовой базы означало бы гибель животных. Фактически успешное хозяйство, в которое было вложено немало сил и средств, могло оказаться если не на грани уничтожения, то значительно бы пострадало.

В дело пришлось вмешаться полиции и районным властям. За фермера, после его настойчивых требований, вступилось местное сельхозуправление. Земли снова удалось отбить.

В ноябре началось давление психологическое. В дом к Дюбо пришли неизвестные и вытребовали у супруги телефон фермера. А затем на телефон позвонил гражданин, представившийся сотрудником «Мираторга». Он пригрозил Алексею физической расправой в случае, если лошади фермера будут и дальше пастись на землях АПХ.

При этом не назвавшегося абонента не смутило, что на территорию агрохолдинга крупные животные попасть не могут. Разве что перелетят через забор из колючей проволоки, которым так тщательно огораживается от чужаков знаменитое предприятие?

Фермер сообщил об угрозах в полицию. Но в возбуждении уголовного дела, понятно, отказали: записей разговора Дюбо не вёл — а слова, как известно, к делу не пришьёшь. Управляющий «Савостьянов» Лысенко заявил, что никакой «аноним» на его ферме не работает и звонить никак не мог. На этом противостояние-2014, пусть и худым миром, но завершилось.

В 2016-м году война вышла на новый этап – противник стал действовать более тонко: вместо тракторов на земли Дюбо «бросили» юристов.

Объектом посягательств стал участок в 18 гектаров, расположенный в границах земель, находящихся в собственности Дюбо.

Поясним: в июле 2016 года районная администрация расторгает с Дюбо контракт на аренду этого участка – до этого фермер дважды перезаключал с районом договор об использовании.

Погарского фермера успокаивают: договор продлит Долботовская сельская администрация, так как в соответствии с изменениями в федеральном законодательстве в 2015-м участок передали из районной собственности в поселенческую.

Однако руководство Долботовского поселения в лице главы Владимира Афанасенко идёт в отказ и заявляет: участок фермеру достанется только «на условиях равной и честной конкурентной борьбы».

Дюбо опешил: он, местный фермер, десять лет обихаживал землю, привёл её в полный «сельхозпорядок», очистил от сорной растительности, на ней цветут засеянные им кормовые травы и пасутся его животные, а теперь землю могут отдать другому? Он не юрист, но читал и слышал по телевизору, что у таких, как он, на обихоженной им земле, как у прежнего арендатора, есть приоритет!

Тем более, что ещё в 2011 году на Всероссийском форуме сельских поселений сам Путин призвал чиновников на местах, при раздаче земель, отдавать приоритет фермерам, на них работающим.

Получается, местный глава слушать президента не пожелал. И с лета началась волокита.

В ноябре 2016-го фермер, желая ускорить процесс, за свой счёт подаёт объявление о выставлении участка в 18 гектаров на торги в «Земельную газету». Казалось бы, кому нужен кусок земли, расположенный в пределах чужого поля? Но охотник находится –владелец КФХ Евгений Юрьевич Кузнецов.

Крестьянско-фермерское хозяйство Кузнецова, согласно справке из налоговой инспекции, с 2013 года занимается смешанным сельским хозяйством – растениеводством и животноводством. Но при этом в глаза Кузнецова ни сам Дюбо, ни местные чиновники не видели – интересы его представляет юрист Виталий Степаков.

Казалось бы, при чём тут «Мираторг»? Но связь можно проследить документально. Не скрывают её и в самой компании.

Согласно данным в открытых источниках, тот же Евгений Юрьевич Кузнецов является не только главой КФХ, но и генеральным директором фирмы «Агромир-Брянск», зарегистрированной в Белгородской области (в том же селе Курасово, где расположен свинокомплекс «Мираторга») и учредителем которой является… ООО «Мираторг-Брянск».

То, что Кузнецов действует от имени «Мираторга», в присутствии свидетелей, по телефону подтвердил представляющий «фермера-невидимку» Виталий Степаков, оказавшийся юристом компании. Свои претензии на участок сообщил Дюбо и агроном агрохолдинга Артём Шашорин.

Также на просторах интернета можно найти сведения о «невидимой» деятельность предприятий Кузнецова. Например, за все 13 лет существования «Агромира» не участвовала в судах и торгах, не выходила на госконтракты.

Так что же это за странная фирма, в чём её «деятельность»? И что за странное, также нигде не засветившееся , кроме налоговых и других органов, КФХ?

– Вот я занимаюсь лошадьми и овцами, — рассуждает Дюбо. — А чем занимается Кузнецов, мы так и не выяснили. Что у него есть – ферма по выращиванию зерна? Разведению коров или свиней? Или всё-таки «ферма» по отжатию земли у населения, у мелкого и среднего сельхозбизнеса?

Дюбо эта схема с привлечением «Рогов и копыт» крайне возмущает: на основании статьи 39.18 Земельного кодекса в процедуре торгов могут участвовать представители КФХ и физические лица. Но фактически же, получается, на торги выходит целая компания.

С «Мираторгом», укомплектованным штатами юристов, участвовать в спорах с ним – дело фантастическое, особенно для простого фермера.

— Это самое настоящее мошенничество и жульничество! – говорит Дюбо. – Я уверен, что схема по банальному отжатию участков уже не раз отработана и приносит свои результаты в пользу компаний. А фермеры, работающие на своей земле, на своей родине, в итоге остаются ни с чем, и вынуждены сворачивать свою деятельность.

Дюбо уверен: президент страны Владимир Путин должен знать, как действует прославленный агрохолдинг «Мираторг». Как, пользуясь юридическим лазейками, выживает истинных, изначальных хозяев брянской земли, которые хотят работать на ней и развиваться.

И, хотя кругом столько земли, почему «варягам» принципиально важен именно этот участок, посередине его поля?

При этом, утверждает Дюбо, 70 процентов земли, на которой работают фермы самого агрохолдинга, не оформлены на них документально. И работают они к тому же в ущерб экологии — участки под «Мираторгом» настолько загрязнены ядовитыми химикатами, что в округе у пасечников погибли пчёлы.

— Я хочу работать, а не отвлекаться от любимого и приносящего удовольствия дела на беготню по юридическим вопросам! – говорит Алексей Дюбо. – А получается, что вместо обещанной государством помощи малых сельхозпредприятий, я имею только проблемы. Причём не только от «Мираторга».

Всего же для содержания имеющегося поголовья животных, согласно зоотехническим нормам, фермерскому хозяйству нужно не менее 600 гектаров земли, причём компактно, в одном массиве.

И земли этой в Погарском районе действительно хватает. Но в регионах, в районах призыв президента и старания губернатора вводить в оборот невостребованные земли те, кто ими распоряжается, понимают по-своему…

Дюбо показывается на участок через дорогу от его земли. На фоне гладкого и аккуратного поля казённые участки выглядят, как непричёсанная голова, – стихийно заросшими и неухоженными.

Но вот ведь какой парадокс – и эту землю фермеру местный глава упорно не отдаёт ни в аренду, ни в собственность. При этом пользоваться разрешает.

На вопрос, почему же чиновник так упорствует оформлению, фермер разводит руками. Для него логика, или скорее, её отсутствие, просто непостижимы. Он склоняется к тому, что местная администрация, на которую эти земли в 2015-м неожиданно свалились, просто не знает, как юридически грамотно составлять бумаги на передачу.

— Но я хочу, чтобы всё было по закону! – горячится Дюбо. – Где гарантия, что не получится, как с тем спорным участком в 18 гектаров? Я им 10 лет пользовался, привёл в порядок, а сейчас мне заявляют, что мне же него ещё нужно бороться… Я им говорю: мне не нужна земля за 10 километров от моего дома –это экономически нецелесообразно! Но меня как будто не слышат.

Не слышат… Как говорят сейчас чиновники? «Я вас услышал». Как утверждает правящая партия? «Главное – это люди».

Оказавшийся втянутым в «военные» действия Алексей Дюбо не собирается сдаваться и на уступки не идёт. Уверяет, что уже ничего не боится и готов биться со знаменитым предприятием федерального масштаба — страшным, по-видимому, для региональных властей, недосягаемым для УФАС. А отступать некуда – дело жизни, родная земля за погарским Алексеем.

Об этом и других проблемах Дюбо собирается информировать первых лиц государства и области, а также ОНФ и другие инстанции.

«Брянская улица» будет держать под контролем развитие ситуации в фермерском хозяйстве Алексея Дюбо и обязательно проинформирует об этом своих читателей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

107 queries in 2,047 seconds