Июль 19 2019, 13:25

СМИ подробно рассказали о зверствах банды Емели

Несколько дней назад Московского окружного военного суда вынесли вердикт участникам организованного преступного сообщества Николая Емельянова, известного в криминальных кругах как Емеля. В связи с этим издание Lenta.ru публикует подробный материал о зверствах членов ОПГ. От некоторых историй кровь стынет в жилах.

По оперативным данным, на счету одного из самых кровавых ОПС России около 60 убийств, а жертвами банды Емели становились все, кто вставал на пути у бандитов. Они объявили настоящую охоту на воров в законе и криминальных авторитетов — всех, кто мешал участникам преступного сообщества вершить их темные дела. Сегодня на скамье подсудимых находятся два лидера и пять участников группировки, а сам Николай Емельянов до сих пор находится в бегах и занимает седьмое место в списке самых разыскиваемых преступников России.

Издание Ltnta.ru подробно рассказывает о самых резонансных преступлениях банды Емели.

В начале 90-х Юрий Мисуркин, учитель физкультуры одной из школ Рославля, создал в городе свою бригаду, куда по большей части вошли спортсмены-боксеры. Группировка эта в основном занималась перегоном угнанных машин, крышевала автомастерские и потихоньку собирала дань со всех местных предпринимателей. В нее входили несколько старых приятелей-спортсменов; из них выделялись Игорь Галанцев (Гэлл) и Алексей Могилев (Могила) — бывший военный, в то время один из редких «краповых беретов», ветеран боевых действий в Чечне, отсидевший несколько лет.

Одним из друзей лидера рославльской бригады Мисуркина был Василий Петров — тоже боксер и тоже бригадир, но из Дубровского района соседней, Брянской области. В дубровскую бригаду входили спортсмены-боксеры, ставшие военными и милиционерами. Группировки из соседних областей крепко дружили, благо расстояние между Дубровкой и Рославлем небольшое — всего 47 километров. Ко всему прочему, боевик Гэлл из бригады Мисуркина и Василий Петров были крестными отцами детей друг друга. Это укрепило и дружеские, и криминальные связи между обеими бригадами.

Очень быстро рославльские и дубровские бандиты выработали любопытный алгоритм действий — они совершали преступления друг для друга, причем не за деньги, а как услуга за услугу, — рассказывает «Ленте.ру» пенсионер Леонид Соловьев, в прошлом — оперативник одного из подразделений по борьбе с организованной преступностью МВД России. — Получается, что когда дубровским надо было кого-то убрать, это делали рославльские. А на них никто и подумать не мог: и область соседняя, и никаких пересечений нет. У всех подозреваемых из дубровских при этом было стопроцентное объективное алиби. Когда приходило время, дубровские оказывали рославльским ответную услугу. Из-за этого десятки преступлений 90-х годов не только оставались нераскрытыми — по ним не было даже оперативной информации.

Тогда же, в конце 90-х, в Брянске появляется саранская группировка — ее участники бежали из столицы Мордовии, спасая свои жизни: они проиграли криминальную войну конкурентам. Во главе саранских бандитов стоял Геннадий Кулаев, подручные которого в Брянске стали заниматься перегоном угнанных машин и сопутствующими преступлениями. Заодно люди Кулаева стали тесно сотрудничать с небольшой группировкой, которой руководил Николай Емельянов.

В то время у Емельянова вообще не было боевиков, он занимался экономической преступностью, — рассказывает Леонид Соловьев. — По оперативной информации, через подконтрольные Емельянову фирмы отмывались деньги от контрабанды. Кроме того, у него была сеть платежных терминалов, которая работала, мягко говоря, весьма криво, и много фирм-однодневок. А помогал Емельянову в его делах давний знакомый, политик и предприниматель Николай Денин — именно он ввел Емелю в большой бизнес. А тот в свою очередь стал двигать Денина в политику. В итоге Денин стал губернатором, был уволен в связи с утратой доверия, осужден за злоупотребление должностными полномочиями и уже даже освободился. А вот Емеля все еще бегает…

В то время в Брянской области было три вора в законе: Мераб Табагуа (Муха), Борис Петрушин (Барыга) и Олег Рогачев (Рогаченок). Каждый из таких авторитетов — всегда не только опытный, но и умный преступник, который делает исключительно то, что ему выгодно. А еще воры в законе очень осторожны, поэтому ни Муха, ни Барыга, ни Рогаченок от своего имени делать заказ на Емелю не стали — чтобы случайно не «засветиться». Команду найти исполнителя от воров получил лидер одной из близких к ним чечено-дагестанской группировки Виктор Магамедов (Гриня). Он общался с Емелей, и как раз накануне воровского заказа у него с Емельяновым возникло несколько «непоняток».

Гриня обратился за помощью к главарю «дубровских» Петрову, пообещав тому за ликвидацию Емели 10 тысяч долларов. Петров взял заказ и по сложившейся традиции тихо передал его «коллегам» из Рославля. А сам как местный стал потихоньку наводить справки по ситуации, в том числе среди сотрудников правоохранительных органов. Силовики в то время как раз вели активную кампанию по борьбе с ворами в законе и сказали Петрову: «Емеля — нормальный парень, а вот Гриня ворам пятки лижет. Ты бы подумал…»

Между тем сам Емеля решил убрать Барыгу — одного из трио воров в законе: он почувствовал, что его самого вскоре будут убирать. Первое покушение на Барыгу было совершено 27 февраля 2002 года. Когда вор в законе возвращался в свой загородный дом в поселке Коммуна (Навлинский район Брянской области), неизвестные расстреляли его Mercedes из двух автоматов Калашникова. Эксперты позже насчитают в машине 54 пулевых отверстия — но сам Барыга выжил и всего месяц спустя выписался из больницы.

В день первого покушения на Барыгу Емельянов спешно уехал из Брянской области и поселился в гостинице на трассе «Москва-Минск» под Смоленском, откуда стал руководить всеми своими фирмами. При этом Емеля явно опасался ответного нападения на себя: в те дни свидетели несколько раз видели у него в руках автоматы Калашникова — хотя в особой тяге к боевому оружию Емельянова никогда раньше не замечали. Между тем 30 апреля 2002 года автомобиль Барыги расстреливают снова — на этот раз вор даже не был ранен. Вскоре на одной из сходок он торжественно обещает «залить Брянск кровью, чтобы мелочи неповадно было нос задирать».

Одновременно Барыга усилил свою охрану и стал прятаться — но в ночь на 2 июня в Калуге киллеры расстреляли его близкого друга и «коллегу» по зоне Михаила Леонова. Узнав об этом, Барыга сорвался из Брянска. Когда Toyota Land Cruiser вора в законе остановилась на светофоре на Московском проспекте, с машиной поравнялся мотоцикл, и сидевший сзади мужчина выпустил весь магазин автомата Калашникова в голову Барыге. Шансов выжить у него не было.

После смерти Барыги главарь «дубровских» Петров заявил представителю воров Грине, что цену за ликвидацию Емельянова хорошо бы поднять. Тот отказался — и Петров, чувствуя себя морально свободным от всех обязательств, пошел на контакт с Емелей. При встрече они быстро нашли общий язык, Емельянов заплатил Петрову отступные и тут же заплатил еще раз — уже за голову Грини. Исполнить заказ должны были бандиты из Рославля.

К тому моменту Емеля понял, что без своей силовой бригады ему никак не обойтись. И именно на встрече с Петровым в конце 2002 года родилось новое организованное преступное сообщество, куда вошли Саранская, Дубровская и Рославльская ОПГ. Их общим лидером стал Николай Емельянов.

В начале 2003 года оставшиеся в живых брянские воры в законе поняли, что в лице Емели обрели непримиримого врага — и сразу попытались от него избавиться. Для начала воры «слили» тревожную информацию о новом лидере уголовно-преступной среды в правоохранительные органы, но разработка Емельянова «по официальным каналам» забуксовала. Потом воры попытались найти нового заказчика для убийства оппонента, но безуспешно: никто не захотел вмешиваться в чужую войну.

Между тем банда Емели начала свою самостоятельную жизнь: ее новый лидер переправил часть финансовых потоков на поддержку дубровской и рославльской группировок, а те в свою очередь начали искать оружие. Первым из их общих преступлений стало покушение на Гриню, которое, впрочем, завершилось неожиданно.

О громком убийстве возле кафе «Апельсин»:

«Вечером 21 апреля 2003 года в кафе «Апельсин» (Брянск, улица Пролетарская, дом №1) собралась группа лидеров уголовно-криминальной среды, в том числе вор в законе Мераб Табагуа (Муха), смотрящие за районами Брянской области Алексей Крюков (Афганская ОПГ) и Виктор Магамедов (Дагестанская ОПГ), а также авторитет уголовно-преступной среды Республики Беларусь, «положенец» Иван Занкевич. Встреча проходила как последнее напутствие Занкевичу перед его коронацией в Гомеле, которое давал Табагуа.

Около 23:00 к кафе подъехали Василий Петров, лидер Дубровской ОПГ, структурно входившей в ОПС Емели, и штатные киллеры этой группировки — Оленев и Турлаев. Их задачей был расстрел Магамедова [Гриня]. Заказ поступил от Емели, к тому же Петров сам хотел присутствовать на убийстве, так как именно от Магамедова он ранее получил заказ на Емелю.

22 апреля около 01:30 все участники сходки вышли на улицу перекурить. Когда они отошли от входной двери на несколько метров, Оленев открыл по ним огонь из автомата Калашникова. Первой же очередью он сбил Табагуа, Крюкова и Занкевича. Магамедов, не попавший под выстрелы, сумел скрыться в подземном переходе. Почти сразу Турлаев подбежал к упавшим и добил их выстрелами из пистолета, после чего оба стрелка с места происшествия скрылись на автомобиле, которым управлял Василий Петров.

Прибывшие на место происшествия врачи констатировали смерть Табагуа. Крюков и Зенкевич еще подавали признаки жизни и скончались уже в машинах скорой помощи. В тот же день Петров встретился с Емельяновым и сообщил ему, что покушение на Магамедова оказалось неудачным: он сумел скрыться. Но Емеля не расстроился, а, наоборот, сказал, что все произошло даже лучше, чем он ожидал: «Я и надеяться не смел, что Муху когда-нибудь удастся прихлопнуть, — и даже заикаться боялся!»»

С расстрела у кафе «Апельсин» началась череда убийств близких к Виктору Магомедову (Гриня) людей — или, говоря словами самого Емели, «зачистка области от воровской швали». Делалось это руками дубровской и рославльской группировок.

21 июня 2003 года возле кафе «Шанс» на улице Чернышевского в Брянске был убит криминальный авторитет Василий Богданов (Басист) — один из членов группировки Грини. Около часа ночи Басист со своей девушкой вышел на улицу, открыл ей пассажирскую дверь, помог сесть в машину, а затем стал обходить автомобиль, чтобы сесть за руль — и в этот момент увидел двоих человек, идущих к нему с оружием. Басист, ожидавший покушения, среагировал сразу — выхватил свой ПСМ (Пистолет самозарядный малогабаритный) и первым открыл огонь. Беда в том, что в восьмизарядный пистолет он всегда загонял девять патронов, чего это оружие не любит — и после первого же выстрела затвор заклинило.

Басиста расстреляли из автомата — эксперты насчитают на его теле 18 пулевых ранений, в том числе контрольный выстрел в голову.

Наши коллеги приводят подробности еще ряда громких преступлений. Но не дают ответ на главный вопрос — жив ли Николай Емельянов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

111 queries in 1,070 seconds