Январь 12 2015, 08:00

Брянских бизнес-дебютантов лишили грантов-2014 — программа впервые провалилась

дер

Программа грантовой поддержки бизнес-дебютантам в Брянском регионе оказалась в 2014 году впервые сорвана. Официальных объяснений по этому поводу не прозвучало. Как и почему брянские предприниматели, вложившие в гонку за грантами по полсотни тысяч рублей, оказались у разбитого корыта аккурат перед Новым годом? Кто виноват в том, что программа «Государственная поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства Брянской области» у нас провалилась? Как она работала раньше? Своё видение истории «Брянской улице» рассказал один из участников процесса, известный общественник, борец с коррупцией Андрей ЗАЙЦЕВ.

— Давным-давно, когда трава была зеленее, Россия свободнее, а Брянщиной руководил Денин, решило областное руководство совместно с министерством экономического развития помочь начинающим предпринимателям. В 2009 году брянские бизнес-дебютанты впервые увидели программу по выделению грантов. Тогда об этом конкурсе ещё практически никто не знал,управление по внешнеэкономической и инвестиционной деятельности проводило этот конкурс впервые. Так что вероятность получить гранты у «простого смертного» была реальной.

зайц1На тот момент это была первая программа поддержки начинающих предпринимателей. Примерно в это же время народ впервые узнал о центрах микро финансирования — таких как «Новый мир», грантах от службы занятости по 60 тысяч рублей, о гарантийном фонде и многих других возможностях получить стартовую финансовую помощь. Предполагалось, что впоследствии бизнес сторицей возместит оказанную помощь своими налогами, создаст новые рабочие места, укрепит позиции региона в авторитетных рейтингах экономического развития.

Положение о первом грантовом конкурсе было простенькое и легко выполнимое, но во многом неточное и неясное. Например, массово подвали заявки физлица, не зарегистрированные как предприниматели. Условиями конкурса это было прямо не запрещено, но подразумевалось… Не было жёстких требований к бизнес-плану. Не было ясности на что и каким образом выделяют деньги. Отсутствовали требования к первоначальным вложениям по проекту. При этом были достаточно чётко расписаны критерии получения гранта.

Всё происходило в четыре этапа: конкурс объявлен — заявки собраны (кто помнит — их несли Владимиру Татаринову в управление по внешнеэкономической и инвестиционной деятельности на Горького) — соответствие заявки условиям конкурса проверено — открытое заседание по рассмотрению заявок проведено — протоколы подписаны и опубликованы в открытом доступе. Подчеркну: заседание по рассмотрению заявок было именно что ОТКРЫТЫМ, и это было прописано в положении о конкурсе.

В первом грантовом конкурсе я лично принимал участие. Заявок тогда было подано 169, из них 300-тысячных грантов удостоились 24 предпринимателя. Мой проект набрал необходимое количество баллов, но грант я почему-то не получил. На конкурс мы тогда шли целой предпринимательской группой независимых от власти товарищей, у каждого — свой вид бизнеса, отдельный проект. Из десяти поданных тогда нами заявок получили финансирование три, из них два проекта до сих пор успешно работают.

Второй грантовый конкурс не заставил себя ждать. К нему мы подготовились особенно. На него мы так же подали с десяток заявок — теперь уже получил финансирование только один проект. Отметим, что наши бизнес-планы были с «секретом»: в нескольких проектах мы сознательно склеили страницы. Так что прочесть их можно было только, приложив незначительные усилия по разъединению страниц. Когда мы забрали проекты после конкурса мы обнаружили страницы по -прежнему склеенными. Значит, их даже не касалась рука человека? Дальше — великолепнее…

Я пришёл на ОТКРЫТОЕ заседание комиссии по рассмотрению грантов. Проходило оно в конференц-зале областной администрации. Меня попытались «не пущать». Геннадий Сафонов, на тот момент начальник отдела, держал рукой дверь и как мог препятствовал. Повезло, что в этот момент заходил замгубернатора Александр Горшков, подивился такому противоборству и попросил Сафонова всё же пустить меня на ОТКРЫТОЕ заседание комиссии.

Само заседание проходило очень просто. Сначала называли проект и количество набранных баллов, потом кто-то из членов комиссии говорил «это от меня» или «это мой», или «это Алёхина» и т.д. и проект одобряли. Если никто за проект не «вписывался», но у него было много баллов, его откладывали в сторону. В конце из отложенных проектов выбирались счастливчики и так же одаривались грантами. Тогда по протоколу №2 в счастливчики, даже в их «приоритетную группу» попал сам руководитель департамента, он же индивидуальный предприниматель В.В. Татаринов. От голосования он деликатно самоустранился, что отражено в протоколе, остальные 14 членов комиссии проголосовали «за» единогласно.

В протокол №3 (окончательный список победителей) он почему-то не попал. Остаётся загадкой, смог ли госслужащий в руководящей должности, открыто объявить себя ИП, заявиться на грант и получить его… мимо итогового протокола?

Возвращаясь к моей эпопее — эти два фактора: склеенные заявки и процедура отбора заявок — поставили крест на моей вере в слова сотрудников управления о том, что конкурс проходит честно. Кстати, это было последнее ОТКРЫТОЕ заседание. После него внесли изменение в Положение. Открытым оставили только одно заседание — проверку формального соответствия заявки требованиям конкурса. Остальные заседания навсегда закрылись от простых смертных. Эта традиция, к слову, нерушима до сего дня.

Условия грантового конкурса от года к году незначительно менялись: появилось обязательное требование по первоначальному вложению собственных средств в бизнес (в разные годы от 15% до 30% от запрашиваемой суммы), появилась обязательная форма бизнес-плана, изменилась балловая система, менялись приоритетные группы и т.д.

В общем, грантовый конкурс эволюционировал и превратился в то, что мы сейчас имеем.

Я не буду сейчас говорить об актуальности и необходимости этого конкурса, точнее о форме его проведения (у меня есть большие сомнения по этому поводу), расскажу о тех патологиях которые он приобрёл.

Первое и самое важное. В положении сохранена коррупционная составляющая.

Процедура определения победителя разбита на три части:

1. Определение формального соответствия заявки условиям конкурса

2. Присвоение заявке баллов по таблице критериев и допуск к рассмотрению конкурсной комиссии.

3. Рассмотрение конкурсной комиссии.

Так вот не важно насколько успешно заявка пройдёт первые два этапа. Тут можно соблюсти все требования, но это не является гарантией получения гранта. Важен третий этап. Именно комиссия решает кто и какую сумму получит. Именно третий этап НИКАК не описан в положении.

В итоге мы имеем комиссию, на которую никто не сможет попасть — её заседания закрытые, и которая по только им известным критериям решает кто пан, а кто пропал. Остаётся только надеяться на человеческую и гражданскую порядочность её состава. Но и надеяться тяжело, ведь состав последней комиссии вообще не обнародован.

Второе. Даже некоторые формальные требования к заявке на получение грантовой помощи являются абсурдными и размытыми. Так, например, соискатель должен обязательно иметь экономическое или юридическое образование. Мне вот не понятно зачем человеку, начинающему бизнес, например, по уборке снега иметь юридическое образование? Или чем хуже техническое образование в бизнес по организации автосервиса? Обязательно нужно переучиваться на экономиста? Нигде в законах о предпринимательстве не сказано, что бизнесом может заниматься только экономист или юрист. А у нас в положении — только так. Повод поработать УФАС?

Впрочем, читаем положение и вникаем в суть: если у тебя нет юридического или экономического образования, то тебе достаточно просто пройти краткосрочное обучение и получить документ о пройденном обучении. Что это за «краткосрочное обучение»? Курс кройки и шитья — подходит? А моя мама меня периодически учит жить — это можно считать краткосрочным обучением (она ведь и документ подтверждающий мне напишет!)? Если посмотреть заявки неюристов-неэкономистов, то у подавляющего большинства найдём заветный подтверждающий документ — сертификат от Ассоциации молодых предпринимателей  о прохождении краткосрочного обучения.

Кстати, ни один из моих знакомых и знакомых моих знакомых не проходил полноценно эти курсы. Они просто покупали этот сертификат по штуке за штуку. А сама Ассоциация сейчас находиться в стадии банкротства . И, если учесть, что в Комиссию входил (входит) руководитель этой Ассоциации Александр Сысоев, и Ассоциация за выдачу сертификатов получает деньги, то кому выгодно введение надуманного требования об образовании в положении о конкурсе?

Третье. Созданы условия, при которых о конкурсе круг неслучайных лиц знает задолго до его объявления. А простые смертные физически не могут успеть подготовить документы для участия в конкурсе. В этом году для подготовки к участию (регистрацию юрлица, открытие счёта, вложение 45 тысяч рублей, сбор справок и документов) было отведено всего 10 дней, из них шесть рабочих. Страницу с объявлением конкурса уже удалили , но новость ещё висит на сайте Бизнес Инкубатора .

Четвёртое. Конкурс обычно выигрывают одни и те же люди, но под разными «брендами». На подставных людей регистрировались фирмы и от их имени подавались заявки. Для того, чтобы стать «начинающим» предпринимателем, иные дельцы открывались и закрывались по многу раз, предоставляя… один и тот же бизнес-план. Но мы-то с вами уже знаем, что эти произведения так и не находили своего читателя.
Таких патологий в конкурсе ещё достаточное количество, но они мелкие и уже не влияют на исход. Главным критерием оставалось наличие своего человека в комиссии.

А что происходило с теми, кто оказывался совсем уж случайным «попутчиком»? Они зачастую, набрав отличный балл, будучи реальными претендентами на реальные суммы вдруг ОТКАЗЫВАЛИСЬ от своих заявок. Как так оказывалось, что начинающий предприниматель решал, что подъёмные от региона ему не нужны? Загадка! — впрочем, отражённая в протоколе №7   за 2012 год. Тогда комиссию по распределению предпринимательских грантов возглавлял Андрей Пономарёв — бывший музыкант и заместитель губернатора, ныне председатель консультационного Совета по культуре при правительстве Брянской области. Сумма отказов составила миллион триста тысяч рублей — их поделили между другими восьмью фирмами.

Как это было реализовано в только что прошедшем году? Конкурс был объявлен 9 декабря. Информация об этом появилась ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на сайте Департамента. Никаких пресс-релизов, массовых анонсов и оповещений, как вслух того желал врио губернатора — так и не появилось! Кстати, даже единственной заметки об объявлении конкурса на сайте уже нет…

На полный сбор документов предпринимателям выделялось время до 18 декабря. Напомним, это шесть рабочих дней! Как только об этом нам стало известно — мы стали оповещать активную общественность о возможности принять участие в этом конкурсе доступными нам способами, в основном через соцсети. Подавляющее большинство из оповещённых решили даже не пытаться поучаствовать: беспрецедентно короткие сроки не позволяли подготовить весь пакет документов. Ведь одна только справка об отсутствии задолженности официально делается в течение десяти рабочих дней. Плюс время на регистрацию юрлица — 5 дней, плюс открытие счёта — день-два, плюс выписка из ЕГРЮЛ — сутки, плюс написать бизнес-план, плюс потратить минимум 45 тысяч рублей собственных средств в соответствии с бизнес-планом! Хорошо, что хоть пройти «краткосрочное обучение» не занимает много времени и средств (улыбка).

Те же, кто успел подать заявки, стали судорожно ожидать результатов конкурса. Но их не было… Предприниматели волновались: они уже вложили свои силы и средства в будущий бизнес и ожидали ответного от государства. Через стену молчания стала просачиваться информация о том, что заседание комиссии уже прошло и определены победители. Но протокол заседания почему-то не публиковали. Официально подтверждать прошедшее заседание в Департаменте экономического развития отказывались — а звонил туда я (и не только я) каждый день.

Информация из Департамента всё-таки поступала. Но шёпотом. Мол, победителями стали вовсе не те люди, которые законопослушно подавали заявки через Бизнес Инкубатор , как это указано в Положении, а те кто знает более короткую дорогу. Что гранты распределялись странным (для меня) образом: «правильным соискателям» гранты выдавались в полном объёме по 600-900 тысяч рублей (по количеству учредителей) плюс для количества давали по 50 тысяч «почти правильным соискателям» — для увеличения итогового количества победителей.

«Правильными соискателями» оказывались уже состоявшиеся бизнесмены, но желающие увеличить свой капитал за счёт регистрации на законопослушных сотрудников своих компаний новых юрлиц и получения на них грантов. Это второй популярный способ увеличить свой капитал после воровства и рейдерства (если, конечно, ты член нужной партии и у тебя есть уголовный иммунитет).

Итак, по достоверной, но неформальной инфе, на конкурс-2014 через Бизнес-инкубатор было подано около 100 заявок. Позже его сотрудники уже сообщали о том, что подано было 300-500 заявок. Оцените великолепие «допустимой погрешности» учёта — в 200 заявок.
Из этих заявок для финансирования по вышеуказанной схеме была отобрана 81 заявка. В департаменте оправдывались: деньги из областного бюджета уже оказались потрачены, а федеральных денег на финансирование грантового конкурса в этом году не поступило.

При этом сайт областного правительства свидетельствовал об обратном — финансирование поступило в размере 266 млн рублей… В результате было принято новогоднее решение втихую отменить конкурс . Тихо объявили — тихо отменили.

К тому же есть существенный юридический казус: 10.12.2014, то есть уже после официальной даты окончания конкурса 09.12.2014, установленной Постановлением Правительства Брянской обл. № 440-п и до вынесения Постановления №601-п о продлении конкурса, на сайте Правительства области размещена новость об объявлении конкурса грантовой поддержки с 09.12.2014 г. по 18.12.2014 г. , то есть конкурс продлили «передним» числом, еще не имея официального подтверждения. Значит, либо в администрации работают ясновидящие, которые предвидели продление конкурса, либо это служебный подлог, в который замешали и губернатора?

Для меня по прежнему не разгаданы некоторые загадки: знал ли Богомаз и Костаганов, объявляя конкурс, о том, что денег в бюджете нет? Откуда на пути от Бизнес-инкубатора до Департамента появилось ещё 200-400 заявок? Кому это выгодно? Кто и какую понесёт ответственность за срыв программы грантовой поддержки малого бизнеса в 2014 году? Где и когда мы увидим, услышим, прочитаем внятные официальные объяснения произошедшего? Кто извинится перед предпринимателями, которые вложились в «гонку за грантами» и кто возместит их напрасные вложения?

Ниже хочу привести рабочую стенограмму с пресс-конференции Александра Богомаза , которая прошла за несколько дней до «предновогоднего позорища» с поддержкой малого бизнеса (два вопроса — два ответа):

— Какой поддержки можно сейчас ожидать нашему брянскому бизнесу? Будет ли сохранена система грантов? И по какому принципу они будут распределяться?

— Ну конечно будет. Будет она сохранена. Но у нас сегодня, что касается грантов… Там действительно получилось как бы казус на сегодня. То есть у нас на сегодня федерация снимает двести миллионов рублей за те гранты, которые были выданы ранее. А снимает только потому, что эти гранты выдавались… ну не по тем правилам, по которым они должны выдаваться. То есть любой грант, который сегодня выдаётся для малого предпринимательства, он должен нести смысл. То есть он должен нести увеличение рабочих мест, увеличение производства. Но не просто «взяли грант отдали», и он непонятно куда распределился. И вот то, что касается предпринимателей, распределения грантов, я уже только там встал и буквально там, наверное, через месяц и директора департамента за это уволили. То есть директор департамента… чем он занимался, что сто человек которого есть свои люди, которые просто нужно было распределять. Ну это же неправильно. То есть у нас же есть районы, у нас есть различные сектора экономики, бизнеса, малого бизнеса. Но если мы даём эти гранты, то вы должны понимать, что этот грант должен принести человеку пользу. А как было до сегодняшнего дня, то просто-напросто гранты непонятно как делились и кем. Это неправильно.

— Нынешний директор департамента экономического развития сказал, что на 2015 год выделено 300 миллионов на поддержку малого и среднего бизнеса. Как сейчас это будет? Как это будет, ну, планироваться, как это будет всё осваиваться?

Прозрачно и прозрачно, понятно и доступно. И вот я обращаюсь к вам, журналистам: вот вы должны быть помощниками. Но помощниками не просто, знаете, «оголтелые критики», а «реальные критики». Вы сегодня должны вот эти вот высвечивать, что где что-то власть делает не так. Вот именно помогать власти. То есть мы ж сегодня понимаем, что такое гранты. Это муниципальные образования, в муниципальных образованиях это те же предприниматели. Но если глава муниципального образования не участвовал в распределении грантов, то как…

Если глава не знает, то как можно в Брянске узнать, а кто там занимается вообще бизнесом? Какой там бизнес? Что он производит? Что он делает? Сколько там работает работников? Какие платят налоги? Или вообще ничего не платят? Или что-то он там производит? Ну было же так! То есть, действительно, на следующий год оно увеличено. Но здесь и должны быть мы вместе. Мы должны, и те же эти самые журналисты, вы, — должны контролировать и департамент и власть на местах. Вот, если нам это удастся, то это будет правильно. Это то, что даст результат.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: