Август 14 2015, 20:12

Не время умирать: на брянских кладбищах мест нет

kladbioe

Кладбища Брянска переполнены. Уже в 2014 году, по словам директора муниципального унитарного спецпредприятия по похоронным делам (МУСП ПД) Сергея Щемелинина, захоронения велись лишь на четырех из 15 городских кладбищ. На остальных производилось только подзахоронение. Власти собирались открыть новое – в Большом полпино, но всё тянули. В прошлом октябре Щемелинин сообщил официально: мест для захоронений должно хватит только до весны. Но брянцы не учли предупреждения и ни в чём себе не отказывали…

Цена могилы

Весна прошла. Намеченное на 1 марта открытие нового кладбища на улице Молокова в поселке Большое Полпино так и не состоялось.

— Я обращалась в администрацию поселка, района, города. Писала врио губернатора. В комитете по ЖКХ мне показывали проект, датированный еще 2008 годом. Сказали, что он устарел. Хотя что там может устареть, не понятно, – говорит жительница Большого Полпино Елена Козлова.

Козлова занимается бизнесом в сфере ритуальных услуг, а также состоит членом общественного самоуправления поселка. По ее словам, некоторые пожилые жители поселка беспокоятся о том, где они будут похоронены. Да и более молодым приходится провожать родственников в последний путь.

Сталкиваются, подчас, с неприятными сюрпризами… Хорошо, если есть место рядышком со старой могилой. А если нет?  Дефицит, как известно, рождает злоупотребления. «Черный рынок» площадок для захоронений существует уже не первый год. По словам знающих людей цены на нем колеблются от 15 тысяч – на скромных окраинных кладбищах до 100, даже 150 или 200 тысяч на центральном Советском.

Желающий получить более престижное или удобное место для могилы обращается обычно к кладбищенскому смотрителю. С ним и «решают вопрос». Так, по словам одной из сотрудниц спорткомбината «Десна», за похороны одного известного тренера на Советском кладбище тамошние «деятели» не моргнув глазом, затребовали 100 тысяч.

Правда, вмешательство директора МУСП и его заместителя по безопасности Артема Усова помогло укротить лихоимцев. Но граждане не всегда в таких случаях обращаются в вышестоящие инстанции. Предпочитают быть покорными и сговорчивыми.

— Мне пришлось отдать лишних 12 тысяч – говорит Галина, похоронившая в позапрошлом году мать на кладбище в Бежичах. – Жаловаться? Куда? Кому? Мне тогда было совсем не до жалоб…

Причем в последнем случае речь шла о подзахоронении, а не выделении нового участка.

gorodb-ru-dsc_0088-e1404380437996-576x1024

Гроб в нагрузку

Еще один источник поборов — подзахоронения в старые могилы, «гроб на гроб». До 2011 года существовали определенные нормы СНИП, которые регламентировали сроки. Опускать гроб в занятую уже могилу позволялось через 15-20 лет после предыдущих похорон. Теперь сроки можно устанавливать произвольно, «исходя из местных условий». Если хорошо договориться, «подселять» покойника можно и через 10 лет. А может, и через пять.

Сейчас на рынке ритуальных услуг работает достаточно много фирм: по данным портала bryansk.moyaspravka.ru — 16 хозяйствующих субъектов, а с филиалами – 39. Причём похоронный бизнес стремится к монополизму, со всеми вытекающими последствиями.

Например, сотрудники МУСП ПД предлагают похоронные принадлежности… как бы в нагрузку. Рассказывает Татьяна, в прошлом — продавец магазина «Ритуальные принадлежности», расположенного в Брянске на улице 2-я Мичурина.

— Однажды обратились к нам родственники усопшего, просили принять назад купленный ранее в нашем магазине гроб. Им на кладбище поставили что-то типа ультиматума. Либо покупайте гроб в нашем магазине, либо закапывайте покойника, где хотите. А нет – так вам и места на кладбище нет!

Справедливости ради, скажем: борьба с вымогателями похоронных взяток ведётся. Вымогателей взяток с родственников умершего тренера попросили на выход. Елене Козловой так же известны случаи, когда сотрудники МУСПа расставались с работой. Но разве есть гарантия того, что на их место пришли люди бескорыстные и законопослушные?

gorodb-ru-12-1024x768

Арифметика похорон

По подсчетам специалистов, работающих в сфере ритуальных услуг, организовать похороны – не слишком шикарные, но достаточно пристойные, в Брянске стоит от 25 до 30 тысяч. Сюда входит стоимость гроба, костюма, катафалка с оркестром, рытье могилы… Достаточно большую сумму придется выложить и за поминальный обед. Указанные выше «неформальные» поборы «за место» придется учитывать отдельно.

В ноябре прошлого года городская администрация Брянска опубликовала своеобразный «прейскурант» — перечень предельных цен на услуги, предоставляемые МУСП по вопросам похоронного дела. Цены вроде бы щадящие: рытье стандартной могилы обойдется в пять тысяч 500 рублей в летний и шесть тысяч в зимний период. Однако на практике не всё так однозначно.

Например, «экстренное» рытье могилы – в день обращения, оценивается уже в 6 тысяч 600 рублей. Также имеются «специальные» участки, где копка могил обойдется заметно дороже: 7 тысяч 600 — на Абашева (участок №13) и на Ковшовке (участок №9), И 11 тысяч 400 рублей в Бежичах (участки 2-3) и на Советском кладбище (участок 20).

Полиция бдит….

Отдельно стоит упомянуть о «бюрократической составляющей». Чаще всего получить справку о смерти, необходимую для похорон, не составляет труда. Но случаются и эксцессы. Например, в период праздников соответствующие учреждения не работают — а в морге требуют забрать покойного как можно скорее. Подобные перипетии вынудили даже недавно одного жителя Брянска устроить отчаянную акцию протеста.

Сюрпризы могут ожидать и со стороны медиков, и от правоохранительных органов. Анатолий П. потерял отца. Тот умер в больнице, после того, как «Скорая» забрала пожилого человека с гипертоническим кризом. Диагноз сомнений не вызывал. Однако вскрытие установило…. еще и наличие черепно-мозговой травмы.

— Отец мог ударится головой, когда упал – говорит П. Теперь это приходится объяснять полицейскому дознавателю, оперативному сотруднику. ..

_zwCYTG76tE

Учет и прозрачность

По мнению Светланы Макаровой, руководителя площадки «Социальная справедливость» Брянской областной организации Общероссийского Народного Фронта, рецепт борьбы с кладбищенскими злоупотреблениями очень прост. Его можно обозначить двумя словами: учёт и прозрачность.

— Вся территория кладбищ должна быть учтена, разграничена. Чтобы любой человек, взглянув на схему, мог выбрать свободный участок. И цена этого участка также должна быть обозначена. Будет учет – прекратится коррупция. В этом основа наших предложений.

Однако   для того, чтобы вести учет необходимо наличие самих предметов этого самого учета. То есть – свободных кладбищенских участков. Таковые, напомним, должны были закончится уже к весне.

«Отвоевываем у природы»

— Отвоевываем территорию у природы — говорит Сергей Щемелинин. – На Советском кладбище нашли возможность открыть еще один участок. Такие же работы вели в Фокинском районе, на Ковшовке. Но там вмешалась природоохранная прокуратура. Дело в том, что часть земли, которое начали использовать под захоронение, принадлежит, как оказалось, Брянскому лесничеству. Такие же проблемы и с кладбищем в Володарском р-не, на улице Абашева.

Еще один предлагаемый «похоронный резерв» — заброшенные могилы.

— Во-первых, я, как христианин, против подобной практики. – говорит Сергей Щемелинин. – Место упокоения должно быть неприкосновенным. Во- вторых, сам процесс передачи таких участков для нового использования регламентирован и очень длителен. Администрация кладбища обязана на такой могиле выставить табличку, взывающую к родственникам. Если в течении трех лет никто не откликается — могилу по суду признают бесхозной. Останки, в ней находившиеся, обязательно эксгумируют и перезахоранивают. Применятся такая процедура не очень часто, как правило, в больших городах, например, в Москве, и на старых кладбищах, где места стоят очень дорого.

images_cms-image-000000226

Сергей Щемеленин

Однако как же все-таки обстоят дела с новым кладбищем? Скоро ли ожидать его открытия? Щемелинин уверяет: дело продвигается. Земли уже поставлены на кадастровый учет. Причем если в первоначальном проекте речь шла о восьми гектарах, теперь территорию нового погоста планируют увеличить в два с половиной раза, до 20 га. Правда, директор муниципального похоронного предприятия сетует на удаленность объекта: из Бежицы, например, покойника придется везти 20 километров. Однако альтернативы пока нет.

Места на действующих кладбищах – по оценкам директора МСУП, они занимают сейчас около 186 га — заканчиваются. Был проект устройства еще одного крупного погоста — близ села Елисеевичи. Однако там также возникли неурядицы по поводу принадлежности земельного участка, на который положил глаз один из хозяйствующих субъектов. Как сказал Сергей Щемелинин, на сегодняшний день вопрос об обустройстве в тех краях кладбища, к сожалению, закрыт.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: