Февраль 10 2016, 08:14

Гибель младенца Лизы в Бежицкой детской больнице №1 расследует СК РФ

mladen-e1455066775379

Лиза Сысоева умерла новогодним утром 2016 года, в 6:10. Ей не исполнилось и двух месяцев. Выписали с недолеченной простудой, развилась пневмония, отёк мозга… Расследование СК РФ ответит на вопрос, была ли смерть младенца Сысоевой вызвана равнодушием и халатностью брянских медиков. Или же преступна сама система оказания медицинской помощи, где искреннее беспокоятся только о страховом полисе.

Лариса и Евгений Сысоевы рассказали о последних двух неделях жизни дочери.

Лиза заболела в середине декабря. 17 числа участковый педиатр Наталья Шахова прописала курс лечения антибиотиками. Спустя два дня, обследовав девочку, врач услышала в её легких шум, и направила малютку на госпитализацию в городскую детскую больницу № 1 (Бежицкий р-н, улица Ульянова) с подозрением на воспаление легких.

При поступлении Лизе отменяют антибиотики (флемоксин солютаб), В этот день она получает капли в нос и свечу инферон. На следующий день, 20 декабря, повторяется такой же курс лечения.

19 и 20 декабря прошлого года приходились на субботу и воскресенье. То есть Лизу осматривали дежурные врачи. Также девочке сделали анализ крови.

Рассказывает мама, Лариса Сысоева:

— Рано утром в понедельник, примерно в семь утра, в палату вошла женщина в медицинском халате. Спросила, как у нас с полисом. Я ответила: полис принесет сегодня муж. «Смотрите, если не будет полиса — выпишем сразу». Уходя, добавила: «И то не факт, что платёж пройдет». Лишь позднее Лариса узнала, что женщина, с которой она общалась — заведующая отделением, врач высшей категории Ольга Пикина.

В этот день, 21 декабря, к обычному уже курсу (капли плюс свеча), прибавили также два укола ампициллина — в обед и вечером. А уже на другой день маму и девочку выписывают из больницы, напоследок сделав рентгеновский снимок.

rebenok_v_reanimacii

Назначение доктора Пикиной (она стала также лечащим врачом) — те же капли в нос, а также антибиотик флемоксин солютаб. В амбулаторной карте записан диагноз «общераспираторное заболевание» и отметка: «выписана с улучшением».

—  Наш участковый педиатр, Наталья Николаевна Шахова была в шоке из-за такой ранней выписки. — говорит Лариса Сысоева — Какое-то улучшение у Лизы было. Температуру ей сбили. Но остался насморк и кашель. И общее состояние было болезненным, вялым.

На другой день после выписки, 23 декабря, у девочки стали проявляться симптомы дисбактериоза. Лечение было соответствующим: участковый педиатр прописала пробиотики. Но к концу недели девочке становилось все хуже и хуже. 28 декабря родители с Лизой явились с дочерью на прием в детскую поликлинику по улице Клары Цеткин. Осмотрев девочку, доктор Шахова осложнений не обнаружила.

В ночь с 29 на 30 — вновь ухудшение. Температура 38,5, понос, живот вздут, подгибает колени. Утром — снова обращение в поликлинику. И снова участковый терапевт не видит повода для беспокойства. Прописывает пангрол, пробиотики, глицериновые свечи.

Однако с вечера состояние становится все более скверным. Вновь подскакивает сбитая было температура, начинается рвота.

Утром 31 декабря 2015 года вызванная на дом Шахова выписывает направление в больницу. Лизу сразу отправляют в реанимацию.

Врач-реаниматолог Махер Хавамда определил её состояние, как средне-тяжелое. Добавил, что есть подозрение на менингит. Вечером, около 18:40, реаниматолог сообщил, что состояние несколько улучшилось. Однако анализы крови плохие.

Наутро, 1 января 2016 года, около 10 часов, родителям сообщили страшную весть – дочки не стало.

В справке о смерти Елизаветы Сысоевой указан летальный диагноз: отек головного мозга. Также названа первоначальная причина патологии: двусторонняя пневмония. По словам Евгения Сысоева, при приеме его дочери реаниматолог высказал предположение, что Лизу «недолечили». Но уже после смерти девочки Хавамда от таких комментариев отказался.

— У меня не может быть претензий к реаниматологу — говорит Евгений- Знаю, он боролся за жизнь дочери всю ночь, делал всё возможное — и когда дыхание у неё останавливалось. Утром утешал меня полтора часа. Но сейчас он вынужден очень тщательно подбирать слова и делать оценки.

Махер Хавамда — не уроженец России, приехал сюда из Израиля. А в случае, который здесь описывается, речь может идти о преступной халатности, в том числе руководящих лиц больницы.

depositphotos_46000051_l-2015

Лариса и Евгений, прежде всего обращают внимание на очень быструю выписку. Грудную девочку, с подозрением на воспаление легких толком не обследуют. Назначают лечение после довольно поверхностного осмотра. По мнению родителей, оно, лечение, также было недостаточным.

— Вместо положенных 5-20 суток, по 3-4 раза в день, дочка получила всего три укола ампицилина за три дня. Не проведен полный курс свечами виферон. Вместо положенных 5-10 дней по две свечи мы получали одну свечу в день, три дня, — сообщают родители.

Сысоевы обратились в департамент здравоохранения Брянской области. Ольга Чиркова, заместитель директора департамента, ознакомившись с документами (медицинской книжкой).

Заявила, что, как врач-педиатр, она не видит связи между заболеванием 17 декабря, с которым Лиза пролежала до 21 декабря в стационаре, и болезнью, проявившейся 30-31 декабря. Той, что оказалась летальной.

Нет оснований сомневаться в компетенции Ольги Ивановны Чирковой, как специалиста. Но налицо ряд установленных фактов. В первом случае был поставлен диагноз «респираторное заболевание». Причем изначально имелось подозрение на воспаление лёгких. Первопричиной же смерти определена пневмония.

То есть: по официальной версии, участковый педиатр ошибся, никакого воспаления не было, всего лишь ОРЗ или ОРВИ. Это заболевание быстренько вылечили – хотя и не полностью, в медицинской карте ясно сказано: «улучшение». Затем, находясь дома, малышка «вдруг» подхватила ещё и пневмонию?

Мы попросили высказать свое мнение известнейшего, опытного и авторитетного педиатра города Брянска. Ознакомившись с заявлением супругов Сысоевых, где подробно излагаются все факты, нами вкратце приведенные, доктор сказала:

—  Вы поставили меня в нелегкое положение. Упомянутые здесь врачи — мои коллеги, и я не могу давать оценку их действиям и решениям по соображениям этики. Есть также и другие обстоятельства, из-за которых я не хотела бы, чтобы вы ссылались на меня и называли моё имя. Очень сочувствую родителям, понимаю, какая страшная трагедия их постигла. Определенно могу сказать: между первым и вторым заболеванием связь существует.

По поводу уменьшения доз антибиотиков наша собеседница заметила, что такие решения принимают исходя из состояния организма ребенка, его восприимчивости — в каждом отдельном случае особо.

… Нам кажется, что ключевым для понимания ситуации моментом является визит доктора Пикиной в палату утром 21 декабря. Судя по рассказу Ларисы Сысоевой, заведующая отделением проявила себя как человек хозяйственный и рачительный. Ее интересовал, прежде всего, вопрос платежеспособности пациента. Заботили проблемы поступления денег от страховых фирм. В наше, все более нелегкое время, подобные заботы, конечно, насущны и оправданны.

Но горе, когда она отодвигает на второй, если не на третий план, заботу о здоровье людей. «В новой редакции клятва Гиппократа начинается со слов: «Только при наличии страхового полиса» — такая печальная шутка болтается в интернете.

По мысли департамента, страховщики, точнее, с ними связанные структуры, и должны проводить экспертизу, оценивать качество действий врачей.

«Выявление нарушений при оказании медицинской помощи… устанавливается при проведении экспертизы качества медицинской помощи… Проведение экспертизы качества застрахованного населения не входит в компетенцию департамента здравоохранения. По поводу проведения экспертизы качества оказания медицинской помощи Вы можете обратиться в территориальный фонд обязательного медицинского страхования Брянской области», — ответ департамента здравоохранения на заявление Ларисы Сысоевой походит на «перевод стрелок».

Правда, обещание проверки в ГБУЗ «Брянская городская детская больница №1» в письме имеется.

Своё слово сказать должны и правоохранительные органы. И остается надежда: расследование, а не просто проверка — станет всесторонним и объективным.

rebenok

—   Мы хотим, чтобы наше горе послужило уроком, — говорят Лариса и Евгений. — Чтобы несчастье, которое с нами случилось, не пришло в другие семьи.

Когда материал готовился к опубликованию, Евгений  Сысоев сообщил, что по факту смерти его дочери Следственным управлением СК РФ по Брянской области возбуждено уголовное дело по статье части 2 статьи 109 — непредумышленное убийство.

Дмитрий КУСТАРЁВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  • Мен Геле

    Если родители так хорошо знают дозировки и схемы лечения, то почему они не применили их к своему ребенку, а вместо этого отвезли дочь в больницу к неучам, где ее и залечили??

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: